Воскресенье , Май 28 2017
Главная / Искусство - Век 20 - Век 21 / Юлия Леонидовна Оболенская (1889 – 1945).

Юлия Леонидовна Оболенская (1889 – 1945).

Ольга Темерина, Евгения Савинкина.

Статья в каталоге выставки Ю.Л.Оболенской в ВХНРЦ им. акад. И.Э. Грабаря.

Выставка «Возвращая забытые имена: графика Юлии Оболенской».
До 13.04.2016 в выставочном зале ВХНРЦ имени И.Э.Грабаря.
Подробнее >>

Cultobzor.ru выражает благодарность кураторам выставки О. Темериной и Е. Савинкиной за разрешение опубликовать статью на страницах сайта.

Вступление

Наследие Юлии Леонидовны Оболенской поступило в отдел реставрации графики в 1959 году по акту списания из Государственного литературного музея. 31 произведение, выполненное в различных графических техниках, предполагалось использовать в качестве экспериментальной базы для тестирования новых методик и необходимых в реставрационной практике проб и анализов. Высокий художественный уровень рисунков, очевидный для сотрудников отдела, исключал возможность их применения в качестве опытных образцов. Графические листы были поставлены на учет в научно-вспомогательный фонд реставрационной мастерской и бережно хранились многие годы.

Научной и реставрационной работе с графической коллекцией Ю. Оболенской в ВХНРЦ суждено было начаться только спустя 56 лет. За эти годы отделу реставрации графики пришлось пережить многочисленные «уплотнения» в церкви Святой Екатерины, переезд в новое здание на улицу Радио, пожар и снова переезд на арендованные площади. Возможность вплотную заняться изучением коллекции появилась только в 2015 году, когда реставрационные мастерские возвратились в отремонтированное после пожара здание на улице Радио. На реставрационном совете было принято решение сохраненную коллекцию привести в экспозиционный вид, организовать первую персональную выставку художницы Ю. Оболенской, после чего передать рисунки в фонды Государственного литературного музея.

 

Юлия Оболенская. Фрагмент групповой фотографии. 1910-е
Юлия Оболенская. Фрагмент групповой фотографии. 1910-е
Юлия Оболенская. Фрагмент групповой фотографии. 1910-е
Юлия Оболенская. Фрагмент групповой фотографии. 1910-е

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Имя художницы Ю. Оболенской в наши дни известно лишь узкому кругу специалистов и коллекционеров. Ее творческое наследие многие годы находилось за рамками научных интересов исследователей и не подвергалось системному изучению.  В 2009 — 2014 гг. на страницах академического сетевого журнала TorontoSlavicQuarterly  Л. Алексеева, заведующая научно-исследовательским сектором Государственного литературного музея, опубликовала книгу «Цвет винограда», посвященную жизненному и творческому пути художницы.

Живописные и графические работы Ю. Оболенской хранятся в фондах таких крупных музеев, как Государственная Третьяковская галерея, Государственный литературный музей, Государственный Русский музей, Астраханская государственная картинная галерея им. П.М. Догадина, Ярославский художественный музей, Дом-музей М. Волошина, Вятский художественный музей им. В. М. и А. М. Васнецовых.

Выставка и каталог «Возвращая забытые имена: Графика Юлии Оболенской» не претендуют на исчерпывающее освещение наследия художницы, но, тем не менее, дают возможность ознакомиться с основными этапами творческого пути автора и призваны пробудить дальнейший интерес исследователей к незаслуженно забытому имени художницы.

Творческое наследие художницы Юлии Леонидовны Оболенской.

На выставке «Возвращая забытые имена: Графика Юлии Оболенской» представлены 35 произведений автора из собрания Государственного литературного музея и научно-вспомогательного фонда ВХНРЦ им. акад. И.Э. Грабаря. Отобранные для экспозиции произведения предлагают вниманию зрителя обзор основных этапов творчества художницы и позволяют получить представление о разнообразии ее технических возможностей.

Становление художника первой половины XIX века было невозможно без приобщения к одной из существовавших многочисленных творческих школ. Ю. Оболенская не стала исключением. С 1907 по 1910 гг. она проходила обучение в школе Е. Званцевой сначала под руководством Л. Бакста и М. Добужинского, а затем после отъезда Бакста в Париж, с 1910 по 1913 гг. перешла в ученики к К. Петрову-Водкину. «Нас привлек сам Петров-Водкин монументальным периодом, в котором тогда находилось его творчество. Монументальные задачи были нашей целью…»[1] — пишет она в своем докладе об обучении в школе Званцевой.

 

Юлия Оболенская. Коктебель. 1913. Фотография.
Юлия Оболенская. Коктебель. 1913. Фотография.
Юлия Оболенская "Автопортрет" Астраханская картинная галерея
Юлия Оболенская «Автопортрет» Астраханская картинная галерея

 

 

 

 

 

 

Самая ранняя из известных работ художницы, где следы влияния школы Петрова-Водкина («metre» как она его называла в переписке с Н. Тырсой) без труда обнаруживают себя, — живописный автопортрет, написанный в 1913 и доработанный в 1918 году, из собрания Астраханской государственной картинной галереи П.М. Догадина. В архиве ГТГ хранится фотография Ю. Оболенской, которую она взяла за основу композиционного построения автопортрета. При сравнении снимка с картиной становится очевидным, что художница трансформирует натуру под влиянием принципов живописного построения Петрова-Водкина. Она изображает себя в красном платье, лежащей на фоне коктебельского пейзажа, нарочито лаконичного, лишенного деталей. Колористически автопортрет выдержан по принципу знаменитого теоретического постулата «водкинской трехцветки». Используя характерную для водкинских композиций высокую точку обзора, Оболенская добивается некой отстраненности от зрителя, она погружена в себя и в созерцание мира.

Влияние учителя продолжает звучать в ее творчестве спустя более, чем десятилетие, о чем, свидетельствует графический портрет «К. Кандауров  в Бухаре» 1925 года. Портретируемый изображен в профиль с пиалой в руке, на фоне среднеазиатского пейзажа. Согласно усвоенным принципам Петрова-Водкина, художница выстраивает рисунок по осям геометрических форм, она создает отвлеченный, рационально выстроенный, аскетичный образ модели.

 

Юлия Оболенская "Слепцы. Эскиз"
Юлия Оболенская «Слепцы. Эскиз»

 

В эскизе «Слепцы» 1924 года к одноименному живописному полотну из собрания Ярославского художественного музея, следование принципам осевого построения предстает еще более очевидным. Обобщенный геометризованный рисунок, выполненный черной акварелью, полностью подчиняется «водкинским» правилам изучения натуры, построенным на осевом соотношении объемов.

 

Юлия Оболенская "Слепцы" - Ярославский Художественный Музей
Юлия Оболенская «Слепцы» — Ярославский Художественный Музей

 

Юлия Леонидовна Оболенская, как и многие ученики Петрова-Водкина, не раз обращалась в своем творчестве к истокам русского народного искусства. Активное развитие в ее творчестве лубочная тема получит после Октябрьской революции 1917 года. В это время создается множество агитпостановок для театров кукол, признанных истинно народными и соответствовавшими новой советской идеологии. В 1918 г. Ю. Оболенская совместно с художником К. Кандауровым работает над созданием и оформлением спектакля «Война карточных королей» в студии «Петрушка», организованной в Московском агитационном театре кукол. Постановка была приурочена к первой годовщине Октября. Сюжет описывает перипетии борьбы между низшими картами колоды (двойками, тройками, шестерками) и тузами, действие комментирует Петрушка.  По мотивам постановки, в том же году был издан альбом цветных литографий «Война королей». Листы полностью и стилистически, и композиционно выдержаны в лубочной традиции, начиная от желтоватого тона бумаги и заканчивая шрифтом сопроводительных надписей.

 

Ю. Оболенская, К. Кандауров "Война королей. Из серии «Петрушка». Кукольный театр Оболенской и Кандаурова. [М.-Пг.], 1918
Ю. Оболенская, К. Кандауров «Война королей. Из серии «Петрушка». Кукольный театр Оболенской и Кандаурова. [М.-Пг.], 1918

 

Более явственно и в то же время самобытно увлечение национальными ремеслами, гжельской росписью, дымковской игрушкой прослеживается в оформлении декорации к постановке «Снегурочка» 1918 года, над которой Ю. Оболенская работает совместно с К. Кандауровым в Московском театре кооперативов.

Особого внимания заслуживает «крымский» период творчества художницы. С 1913 года она часто посещает Крым, где продолжает интенсивно работать. «Мы получали задание писать ежедневно по этюду и действительно привозили иногда до 60 работ. Это были пленэры, натюрморты, портреты и пейзажи (рисунки в счет не входили: их привозили пачками)»[2]. Здесь она знакомится со многими выдающимися представителями творческой интеллигенции того времени. М. Волошин, К. Кандауров, К. Богаевский, В. Ходасевич, А. Толстой, С. Эфрон, М. Цветаева – со многими из них она будет многие годы состоять в переписке.  Кандауров станет ее спутником жизни и, несомненно, окажет сильное воздействие на ее формирование, как художницы. Неудивительно, что портреты Кандаурова занимают объемную часть графического наследия Ю. Оболенской. На выставке представлено 12 его портретов, выполненных в разнообразной стилистике.

В манере исполнения некоторых листов отчетливо прослеживаются «мирискуснические традиции», хотя Оболенская не считала себя ученицей Л. Бакста, у которого наравне с М. Добужинским проходила обучение в школе Званцевой, она состояла в «Мире искусства» с 1912 по 1917 гг. и не раз принимала участие в выставках объединения. «Когда говорят “ученики Бакста”, собеседник невольно начинает вспоминать творчество самого Бакста […]. Раз и навсегда нужно сказать, что такой подход не приведет ни к чему. Нашим образцом была натура: художник определялся, как человек, который все вещи видит в первый раз»[3]. Ю. Оболенская также писала, что Бакст «с невероятной зоркостью остерегал от рутины, разрушал дурные навыки, приблизительные неоткровенные подходы, будил невосприимчивую впечатлительность, будоражил, нападал со всех сторон и не давал отдыха»[4].

 

Ю. Оболенская, К. Кандауров "Война королей. Из серии «Петрушка». Кукольный театр Оболенской и Кандаурова. [М.-Пг.], 1918
Ю. Оболенская, К. Кандауров «Война королей. Из серии «Петрушка». Кукольный театр Оболенской и Кандаурова. [М.-Пг.], 1918

 

Общество «Жар-цвет».

В 1923 году у К. Кандаурова и Ю. Оболенской возникла идея организовать художественное объединение, идеологически, по замыслу авторов, продолжающее «мирискуснические традиции». 2 декабря 1923 года Кандауров написал в Феодосию Богаевскому: «Я устраиваю в Москве общество художников из москвичей и уже собралась инициативная группа. Еще не придумано название»[5]. По прошествии двух месяцев у Кандаурова появились уверенность в успехе нового объединения и идеи, которыми он сразу же поделился с Богаевским: «Первая выставка будет интересна по-старому[…] и привлечет, если не покупателей, то посетителей[…] Название обществу дали «Жар-цвет» – это никому не видимый цветок папоротника»[6]. В 1924 году свое существование прекратило объединение «Мир искусства» и многие мирискусники сразу же вступили в «Жар-Цвет».

Участники нового объединения так же, как и мирискусники, считали рисунок самодостаточным видом искусства, работы художников «Жар-Цвета», как и работы мирискусников, отличались тонкой декоративностью и камерностью. Вскоре в «Жар-Цвет» вступили и участники «Московского салона», живопись и графика которых отличалась большим разнообразием тем и сюжетов: на выставках «Жар-Цвета» А. Миганаджиан, к примеру, представлял свои восточные рисунки, а Е. Камзолкин, продолжавший академические тенденции в живописи, демонстрировал большие исторические полотна. «Жар-Цвет» объединил мастеров, работающих в разных техниках и жанрах. На выставках объединения экспонировались портреты, пейзажи, натюрморты, живопись, скульптура и даже тряпичные куклы, однако основное внимание уделялось графике, как оригинальной, так и печатной.

 

Юлия Оболенская "Игрушки в пейзаже (Львы)" 1915
Юлия Оболенская «Игрушки в пейзаже (Львы)» 1915

 

Изначально предполагалось, что участниками «Жар-Цвета» станут москвичи, однако в числе членов общества оказались также художники Санкт-Петербурга, Харькова, Феодосии и других городов. В качестве программного требования основатели «Жар-Цвета» утвердили «композиционный реализм на основе художественного мастерства»[7]. Объединение существовало всего несколько лет, с 1924 по 1929 гг. За это время учредителям общества К. Кандаурову, Ю. Оболенской, К. Богаевскому, П. Свиридову, А. Миганаджиану и др. удалось организовать пять выставок: первые состоялись в Доме ученых и Историческом музее, а последние две в МГУ.

В Средней Азии.

Работы, представленные Оболенской на выставках «Жар-Цвета», в основном были посвящены Средней Азии: уже на первой выставке объединения, где экспонировались двадцать две работы художницы, в основном были рисунки, созданные художницей в Самарканде, Ташкенте и Бухаре. В 1925 году Оболенская также представила несколько восточных рисунков, в том числе этюд к живописному полотну «Слепцы»[8], которое сейчас находится в Ярославском художественном музее. В 1926 году, помимо восточных рисунков, Оболенская выставляла серию портретов петербургских писателей: Пушкина, Достоевского, Некрасова, Блока и Гоголя. В 1928 и 1929 гг. Оболенская вновь демонстрировала на выставке среднеазиасткие рисунки.

В 1921 году Ю. Оболенская и К. Кандауров посетили Ташкент, Ашхабад, Бухару, Каган и Самарканд.  В этих древних городах Средней Азии Оболенская работала над книжными иллюстрациями. И Оболенская, и Кандауров, путешествуя, вели дневники, в которых подробно описывали каждый день пребывания в том или ином городе. Для них всё было в диковинку: консервативный среднеазиатский уклад жизни, культура и быт восточных народов, дивная природа живописного края, люди, которые встречались им на пути. Кандауров писал: «Всё так прекрасно, что хочется сесть и писать этюды – не нужно выбирать. Садись, где остановился»[9]. Каждый день художники работали, делали наброски. Оболенская не всегда имела под рукой краски, поэтому часто подписывала простым карандашом цвета, которыми хотела бы раскрасить фрагменты черно-белых эскизов. Из поездки художница привезла много впечатлений и рисунков. Она часто вспоминала наполненное событиями путешествие и неоднократно возвращалась к среднеазиатской теме в своих новых работах.

 

К.В. Кандауров. 1900-е. Фотография из архива К. А. Кандауровой
К.В. Кандауров. 1900-е. Фотография из архива К. А. Кандауровой
Юлия Оболенская "Портрет К.В. Кандаурова" 1925
Юлия Оболенская «Портрет К.В. Кандаурова» 1925

 

 

 

 

 

 

Параллельно с участием в выставках «Жар-Цвета», с 1927 по 1929 гг. художница также являлась экспонентом выставок в Симферополе и Феодосии. Приезжая в Крым, она уже не навещала Волошина в Коктебеле, а работала в основном в Судаке и Феодосии. В Судаке Оболенская выполнила графическую серию, состоящую из двенадцати рисунков, посвященную «сельскохозяйственному строительству». В Феодосии делала портретные зарисовки в детском доме, а также работала над серией рисунков, изображавших К. Богаевского и К. Кандаурова, о которых искусствовед и художник Н. Барсамов писал: «Маленькие, выполненные беглым штрихом фигурки портретно похожи и наделены той жизненностью, какая отличает лишь подлинные произведения искусства»[10].  Эти беглые крымские наброски Оболенская представляла на последних выставках «Жар-Цвета» в 1928 и 1929 гг. К сожалению, в 1929 году К. Кандауров был вынужден покинуть объединение по причине болезни. Иного лидера для «Жар-Цвета» не нашлось. А поскольку «Жар-Цвет, кроме всего прочего, идеологически не соответствовал духу времени, он прекратил свое существование в 1930 году.

1930-1940-е.

В 30-е гг. XX столетия партия следила за всеми сферами деятельности человека, в том числе за искусством. В это время сложилась система четкого контроля, как профессионального искусства, так и художественной самодеятельности, образовывались организации, отслеживающие творчество самоучек. Отныне профессиональные художники должны были стать наставниками тех, кто только вступал на путь творчества. В середине 1930-х гг. был основан Всесоюзный дом народного творчества им. Н. Крупской. Многие именитые художники начали свою преподавательскую карьеру именно в этом учреждении. Юлия Оболенская не была исключением.

Ю. Оболенская писала о своих учениках: «Уровень развития и образования у всех разный, а потому и вопросы бывают очень разнообразные: красноармеец Слащев хочет уяснить себе понятие характерности и фотографичности в искусстве, слесарь Асташев спрашивает, что такое натюрморт и пейзаж, а главврач Зилова просит научить ее, как нужно держать карандаши»[11]. Поскольку официальным, «государственным», направлением в искусстве стал соцреализм, Ю. Оболенская, как и другие преподаватели, должна была не только научить начинающих художников рисунку или живописи, но и наставить их на путь соцреализма. «Мы не ставим себе цели готовить из них профессиональных художников – наша задача и скромнее, и шире – мы стремимся помочь самодеятельным художникам правдиво отразить в своих картинах действительность и содействовать средствами искусства общественно-политическому воспитанию масс»[12].

По воспоминаниям современников, Ю. Оболенская любила преподавать и с теплотой относилась ко многим своим ученикам. Друг художницы, искусствовед Н. Барсамов писал: «Помню, с какой заинтересованностью следила она за ростом и развитием начинающего гравера Ильи Соколова, вышедшего из пролеткультовской самодеятельности, как радовали ее первые успехи его линогравюр на выставках, организованных К.В. Кандауровым»[13].

 

Илл. к «Маленьким рассказам» Л. Толстого. [М.-Л]., 1944
Илл. к «Маленьким рассказам» Л. Толстого. [М.-Л]., 1944
Илл. к рассказу «Старый дед и внучек» Л. Толстого. [М.-Л]., 1944
Илл. к рассказу «Старый дед и внучек» Л. Толстого. [М.-Л]., 1944
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В 30-е годы и до самой смерти Оболенская сотрудничала с детгизом. Это издательство нередко называли «университетом» для художников, занимающихся оформлением детской книги. Многие авторы, в том числе и Ю. Оболенская, продолжали идеи В. Лебедева и создавали иллюстрации к так называемым «познавательным» книгам для детей.

В 1935 году Оболенская отправилась в Ташкент, чтобы написать масштабное полотно, местонахождение которого на данный момент не установлено, размером пять на четыре метра «Объявление советской автономии в Туркестане»[14]. Работа над ней велась практически целый год, Оболенская ездила по разным районам и близлежащим селениям, находила интересные типажи для картины. На выставке представлен этюд «Делегатка съезда», выполненный к этой работе.

На протяжении всей жизни на Юлию Оболенскую оказывали влияние люди, её окружавшие и направления, о которых ей довелось узнать. Она впитывала опыт каждого, с кем ей удавалось сотрудничать и общаться. Художница воспринимала новые течения с большим интересом, но, суммируя опыт предшественников и наставников, пробуя себя в разных жанрах и техниках, одинаково вдохновляясь как академическим рисунком, так и народным лубком, она развивала реалистическую линию в своем творчестве, умело пользуясь как карандашом, так и кистью.

Примечания

[1] Доклад «В школе Званцевой под руководством Л. Бакста и М. Добужинского /1906-1910/. ОР ГТГ. Ф. 5. Ед. хр. 75. Л. 37.

[2] Доклад «В школе Званцевой под руководством Л. Бакста и М. Добужинского /1906-1910/. ОР ГТГ. Ф. 5. Ед. хр. 75. Л. 14.

[3] Доклад «В школе Званцевой под руководством Л. Бакста и М. Добужинского /1906-1910/. ОР ГТГ. Ф. 5. Ед. хр. 75. Л. 23-24.

[4]Там же.

[5] Обзор переписки К. Кандаурова и К. Богаевского: Материалы к биографии К. Кандаурова. ОР ГТГ. Ед. хр. 1395. Л. 52 об.

[6] Письмо К. Кандаурова к К. Богаевскому от 27 января 1924. ЦГАЛИ, ф. 700, оп. 1. ед. хр. 47. л. 49.

[7] Жар-Цвет / Каталог выставки. М., 1926. С. 1.

[8] Упомянутый этюд поступил в ГЦХРМ под названием «Сидящие солдаты». В ходе изучения наследия художницы стало ясно, что рисунок является подготовительным этюдом к работе «Слепцы» 1925 года. В 1925 году рисунок был представлен на выставке объединения «Жар-Цвет».

[9] Дневник, черновые заметки и наброски Оболенской Ю.Л. и Кандаурова К.В. 1921. ОР ГТГ.  Ф. 5, ед.хр. 1392. Л. 71.

[10] Н. Барсамов. 45 лет в галерее Айвазовского. Крым, 1971. С. 109.

[11] Ю. Оболенская. Мои ученики. ОР ГТГ. Ф. 5. Ед. хр. 1386. Л. 1.

[12] Там же.

[13] Н. Барсамов. 45 лет в галерее Айвазовского. Крым, 1971. С. 110.

[14] Договор от 1934 года между постпредом УзбСССР при правительстве СССР и Ю. Оболенской. ОР ГТГ. Ф. 5. Ед. хр. 874.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *