Главная / Интервью / Юлия Петрова. Не будь импрессионизма, не случилось бы раскрепощения нашего искусства.

Юлия Петрова. Не будь импрессионизма, не случилось бы раскрепощения нашего искусства.

Музей Русского импрессионизма отмечает первый, но столь важный юбилей – год назад он гостеприимно распахнул свои двери для московского зрителя.

Отмечая это событие и в преддверии открытия выставки «Увлечения. Личная коллекция Владимира Спивакова» портал Cultobzor.ru попросил директора музея Юлию Владимировну Петрову подвести некоторые итоги, поделиться планами на будущее и представить новый проект, который обещает стать одним из главных событий в культурной жизни столицы этого лета.

 

Юлия Владимировна Петрова, директор Музея Русского импрессионизма.
Юлия Владимировна Петрова, директор Музея Русского импрессионизма.

 

Какие идеи, какая миссия закладывалась при основании и открытии музея? Какое значение в истории отечественного искусства художников русского импрессионизма

Кузьма Петров-Водкин говорил: «На импрессионизме мы все ограмотились». Не будь импрессионизма, не случилось бы того раскрепощения нашего искусства, которое привело вначале в первой, а затем и ко второй волне русского авангарда.

Сам же импрессионизм, который в 1880-х годах выглядел вызовом всей художественной культуре, прошел долгий путь приятия и наконец стал почти обыденным явлением.

Технические приемы импрессионизма вошли в арсенал любого выпускника художественного вуза, и сегодня даже не верится, что некогда право на такое видение приходилось отстаивать.

Какие результаты, победы и достижения за этот первый, столько важный год в истории музея?

За год мы провели в своих стенах четыре временные выставки, из которых самой успешной стала выставка Елены Киселевой. Важно, что она не только понравилась широкой публике, но и обсуждалась в научных кругах, где тоже, как выяснилось, о Киселевой и ее блестящей живописи знали не все.

Нам удалось открыть это имя для Москвы, это настоящая научная работа, которая является важнейшей составляющей деятельности любого серьезного музея.

Наша основная коллекция побывала на гастролях в Софии. Проект Валерия Кошлякова «Элизии», показанный в нашем музее осенью 2016 года, в мае 2017 переехал в Венецию, и эту выставку смогли посетить гости Венецианской биеннале.

За год проведено несколько десятков курсов по рисованию и истории искусства – для детей и взрослых.

С самого начала мы строили технологичный музей и в подтверждение тому получили премию Международного совета музеев за лучшее мобильное приложение.  Стали финалистами фестиваля Интермузей.

Но главное – начала формироваться наша собственная аудитория, люди, которые приходят к нам на каждую выставку, потому что знают, что это будет хорошо. Их доверием я особенно дорожу.

 

Елена Киселёва «Маруся» 1913 (фрагмент)
Елена Киселёва «Маруся» 1913 (фрагмент)

 

Кто он — зритель вашего музея?

Как и в большинстве других музеях, наши посетители – в основном дамы. Таковы реалии – в музеи, театры, филармонии ходят в основном женщины. Мужчины в лучшем случае их сопровождают.

Возраст и уровень подготовки всегда разный. К нам ходят и студенты, и пенсионеры, и мамы с колясками – да, я считаю, что ходить в музей с младенцем не только возможно, но и нормально, тогда и вырастая, дети не станут воспринимать поход в музей как занудную обязаловку.

С нас, для обеспечения комфорта мам, — пеленальный столик на минус первом этаже, детский стульчик в кафе и каша в меню. И безбарьерная среда – с колясками проходить можно.

Какие планы у Музея на будущее?

Выставочных планов и мечтаний столько, что хватит на ближайшую пятилетку. Но музей – это не только выставки.

Мы ведем большую работу с посетителями с инвалидностью: год назад запустили экскурсии и видеогид на жестовом языке, а затем и лекции, и мастер-классы для слабослышащих. В планах на лето – сделать музей доступным для слабовидящих.

Для художественного музея, который обращается в первую очередь к зрению свих посетителей, это амбициозная задача. Уже сейчас в экспозиции можно видеть тактильные макеты и фактуры живописи. А будут и звуки, и запахи, и специальная экскурсия.

 

Здание Музея Русского импрессионизма
Здание Музея Русского импрессионизма

 

Совсем скоро вы порадуете московского зрителя новым, грандиозным проектом – выставкой произведений из коллекции выдающегося музыканта современности Владимира Спивакова. Несколько слов о самой выставке, её значении и главных идеях в её реализации?

Выставка получилась не тривиальной. Коллекция маэстро разнообразна, в нее входят произведения разных эпох и стилей. Проще всего было бы выбрать то или иное направление из представленных в собрании, и показать только его.

Но куратор соединил графику начала XX века с абстрактным нонконформизмом – и получилось хорошо.

Один выставочный зал получился почти целиком о музыке, балете, театре. Другой – о философии и религии. В общем, оба – о вечном.

Какую роль, на Ваш взгляд, играет изобразительное искусство в жизни Владимира Теодоровича?

Владимир Теодорович любит рассказывать, что в юности серьезно занимался живописью и за мольбертом проводил больше времени, чем за занятиями скрипкой.

Сейчас же изобразительное искусство окружает его в равной степени и дома, и на работе, в Международном доме музыки. О произведениях из своей коллекции он говорит с большой теплотой и даже для выставки расставаться с ними ему было сложно.

 

Владимир Спиваков и картина Павла Челищева «Танцовщица с тамбурином. Эскиз театрального костюма» 1920 из его коллекции
Владимир Спиваков и картина Павла Челищева «Танцовщица с тамбурином. Эскиз театрального костюма» 1920 из его коллекции

 

Как искусство вошло в Вашу жизнь? Какие первые впечатления от встречи с прекрасным остались в памяти из детства?

Первые впечатления от изобразительного искусства я, конечно, не помню. Я выросла в Санкт-Петербурге, там искусство обнимает сразу, в нем просто живешь и всё.

А вот первый художественный альбом, который меня заворожил, помню очень хорошо – это был альбом Феодосийской картинной галереи. Смотрела его много-много раз.

Помню, расстраивалась, когда долистывала до последних страниц, где «вместо Айвазовского» приводились «неинтересные» и даже какие-то «ненастоящие» Суриков, Лагорио, Верне, Волошин, Нисский. Айвазовского с тех пор разлюбила.

Какая Ваша любимая картина из собрания музея?

Поскольку коллекция музея постоянно пополняется, у меня регулярно появляются новые фавориты. Зачастую любимыми становятся те, с которыми больше всего возишься – к которым удается найти архивные материалы, уточнить авторское название, место создания, датировку, или выяснить какие-то интересные исторические подробности.

Мои любимые, к которым всегда подвожу своих гостей, когда веду экскурсию – «Ворота Ростовского Кремля» Константина Юона, «Лес» Станислава Жуковского, «Окно» Валентина Серова, маленькие портреты детей Николая Кузнецова – Миши и Маруси, «Венеция» Бориса Кустодиева, «Мокрые афиши» Юрия Пименова.

 

Константин Юон «Ворота Ростовского Кремля» 1906
Константин Юон «Ворота Ростовского Кремля» 1906

 

Портал Cultobzor.ru благодарит за ответы на наши вопросы и желает Юлии Владимировне Петровой и всему коллективу Музея Русского импрессионизма исполнения всех творческих замыслов и личных успехов!

Выражаем благодарность FleishmanHillard Vanguard за помощь в организации интервью.

 

 

Check Also

Увлечения. Личная коллекция Владимира Спивакова.

Увлечения. Личная коллекция Владимира Спивакова.

До 24.09.2017 в Музее Русского импрессионизма.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *