Понедельник , 20 мая 2024

Андрей Рыбаков. Портрет дает удивительную свободу художнику.

Андрей Рыбаков – известный московский художник, живописец, дизайнер, фотограф; участник, финалист и лауреат многочисленных выставок, фестивалей и конкурсов. Работает в области книжного дизайна, коллажа, арт-объектов.

Если использовать пушкинское определение: «И гений, парадоксов друг», то Андрей Рыбаков для меня – гений! И уж точно парадоксов друг! Увидеть парадоксальное и реализовать это самыми простыми изобразительными средствами – вот фирменный стиль Андрея.

В этот раз мы говорили о его новых живописных сериях – «My Contemporaries», «Sovbez» и «Pocket Portraits». Это десятки, сотни портретов, исполненных в драматической экспрессионистической манере на грани сюрреализма – живой отклик художника на события сегодняшнего дня.

 

Андрей Рыбаков. Фотография предоставлена художником.
Андрей Рыбаков. Фотография предоставлена художником.

 

Почему именно портрет? Время такое? Или такой этап развития тебя как художника?

Почему портрет?

Портрет – один из любимых жанров как художников, так и зрителей. Интерес к портрету – это интерес к человеку. И это базовая дисциплина в обучении художника, конечно. Я рисовал портреты с детства – родственников, друзей.

Я сделал также множество фотопортретов, которые использовал в оформлении книг. Это были портреты литераторов, в основном. Издатели однажды устроили выставку на книжной ярмарке в Бухаресте, где мои портреты были представлены на огромных баннерах.

Портрет, как это ни странно, дает удивительную свободу художнику. Изображение другого человека как никакое другое вызывает интерес. Ты можешь сколько угодно экспериментировать.

 

 

Мои эксперименты касаются изображения движения. Движение меняет лицо и превращает реального человека в мистический образ.

Серии живописных портретов, которые я делаю теперь, начались с одной маленькой картинки, размером двенадцать на десять сантиметров. Я нарисовал её для альбома, посвященного московским художникам, который издала итальянская фирма Benetton в рамках проекта imago mundi (Образ мира).

Мне так понравилось рисовать в этом формате, что я заказал сто маленьких подрамников. Эта серия получила название «Карманные портреты», она продолжается, но появились и другие.

Серию «30 эмоциональных портретов современников» я делал для «Премии Зверева», хотя фактически она началась раньше, чем конкурс был объявлен. Я наивно полагал, что, если Зверев писал портреты, то и на конкурсе его имени должны быть портреты. Работы из этой серии, в итоге, оценили в Штатах, на нью-йоркском конкурсе Nature.

Недавно я сделал серию скульптурных портретов из дерева «Сгоревшие в пандемии». Некоторые из них были отобраны для выставок и каталога совместного проекта ТСХР и РАХ «Против течения».

Все эти начинания продолжаются.

 

 

Не загоняешь ли ты себя в какие-то рамки при выборе определенного размера и живописных средств в рамках серии? Какие при этом сложности, какие приобретения, как соответственно этому развиваются серии?

«Загоняю» ли я себя в рамки?

Странное слово «загоняешь»! Выбор формата – это базовое композиционное решение. С этого начинается любая работа. Для каждой задачи свой формат.

Мои «Карманные портреты» делаются в очень небольшом формате, для других серий используется другой формат. Вот в цветах я ограничиваю себя, это точно. Я решил, что буду пользоваться определенной палитрой.

Я не ставлю себе задачи работать сериями, они формируются сами собой. Во-первых, темы уже предполагают серии, во-вторых, мне интересно писать одно лицо несколько раз, с вариантами.

 

 

Нет ли опасения в работе над некоторыми сериями уйти в карикатуру или в натуралистичность, теряя именно живописную составляющую?

Вот это вопрос в точку! Терпеть не могу, когда живопись превращают в карикатуру, если только не делают это, как Оноре Домье.

Я слежу за тем, чтобы мои портреты не превращались в шаржи. Но те формальные задачи, которые я перед собой ставлю, и так добавляют драматизма.

Куда ведут в своем развитии серии? Когда ты посчитаешь, что вот они состоялись?

Вполне можно показывать эти работы и отдельно, но, если говорить о чистоте экспозиции, то, конечно, было бы правильно выставлять одну серию, потом другую…

В настоящий момент, готовы три серии. В одной – сто работ, в двух других – по пятьдесят.

Уверен, что эти и будущие серии найдут достойное воплощение в виде выставок, о которых мы сразу сообщим посетителям нашего сайта. А пока представляем избранные работы и желаем Андрею Рыбакову новых творческих свершений!

Кирилл Зимогорский, Cultobzor.ru

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *