Среда , Сентябрь 30 2020
Главная / Главное сейчас / Татьяна Христофоровна Метакса. К 50-летнему юбилею работы в Государственном Музее Востока.

Татьяна Христофоровна Метакса. К 50-летнему юбилею работы в Государственном Музее Востока.

Т.Х. Метакса и Государственный Музей Востока – для всех нас уже синонимы. Сегодня, 23 июня 2020 года, мы отмечаем 50-летний юбилей её работы в музее! Интернет-портал Cultobzor.ru поздравляет Татьяну Христофоровну Метаксу с огромной датой и публикует нашу беседу с ней о феномене ГМВ, его инаковости, о прекрасных людях в её судьбе и как Восток проживается ею каждый день.

Подчеркну сразу самое главное — конечно, Музей Востока абсолютно особенный музей!

И он был таким и в то время, когда я пришла работать в него 23 июня 1970 года, в наше старое здание на бывшей улице Обуха, которой сейчас вернули её историческое название Воронцово поле. Он и сейчас инаковый, и будет таковым всегда, в каких бы зданиях он не находился, какие бы сотрудники в нем не работали.

Потому что это не русское искусство, это не искусство Европы, более знакомое и близкое публике. А это культура, философия, религия, искусство – я не люблю затасканные эпитеты, но тем не менее — сказочного, загадочного, во многом еще до сих неизведанного огромного Востока.

Этот музей никогда не может быть таким, как остальные музеи. И это счастье невероятное — для его сотрудников, для людей, которые в него приходят, и уж для меня лично и сокровенно — что он такой существует!

 

Фотография: Анастасия Вандалковская, @vandal_photo. Предоставлено: Государственный Музей Востока.
Фотография: Анастасия Вандалковская, @vandal_photo. Предоставлено: Государственный Музей Востока.

 

Можно верить в судьбу или в случай, можно не верить.

Но вот такая история, которую я часто рассказываю: как-то я была на встрече нашего класса, а было это уже после моего окончания института. Пришла и классная руководительница Зоя Степановна, учительница географии, великолепный педагог, которую мы всегда с благодарностью вспоминаем.

Я работала тогда в кабинете марксизма-ленинизма МХТИ, и мне, в общем-то там нравилось, но… Сейчас-то с я понимаю, что была, можно сказать, предподготовлена к встрече со Своим Музеем.

Детство у меня было очень счастливое, я всегда вспоминаю его с радостью. У меня были прекрасные родители, семья, окружение. Мой дядя, брат отца, был художником и реставратором в Третьяковской галерее, которую я очень любила посещать. И, конечно, любимый дядя Юра, а для всех Георгий Костаки, выдающийся коллекционер русского авангарда.

Я всегда любила поэзию – у нас был потрясающий учитель литературы, он тогда – в 50-е! рассказывал нам о поэтах Серебряного века, и мы не просто знали имена Цветаевой, Ахматовой, Брюсова, Гумилева – мы ходили классом гулять и читали друг другу стихи, отпечатанные на маленьких листочках. Я зачитывалась журналом «Иностранная литература».

И Зоя Степановна мне прямо сказала: «Таня – это не твоё! Это сухо, а тебе надо что-то совсем гуманитарное. Посмотри, рядом с тобой есть небольшой музей, Музей Востока, сходи туда».

Вот так я сходила в Музей Востока… На пятьдесят счастливейших счастливых лет!

 

Фотография: Анастасия Вандалковская, @vandal_photo. Предоставлено: Государственный Музей Востока.
Фотография: Анастасия Вандалковская, @vandal_photo. Предоставлено: Государственный Музей Востока.

 

Как же здорово и дружно мы работали в те времена!

Какая духовная атмосфера и какой коллектив были тогда в музее, какая была невероятно напряженная и яркая творческая деятельность!

Были ежегодные экспедиции в Среднюю Азию и на Кавказ, работали закупочные комиссии, пополнялись фонды музея, кипела научная работа, постоянно открывались блистательные выставки.

И если ты хочешь от меня услышать: как было плохо в советские времена – то этого не было. От политики, конечно, не уйдешь, но я никогда не чувствовала какого-то гнета. У меня вот нет ощущения, что нам через что приходились прорываться. Было бы здорово чтобы сейчас были такие дружеские и творческие контакты как в те годы

У нас были великолепные связи со всеми музеями наших восточных республик, с художниками и мастерами ДПИ Средней Азии, Кавказа, Дальнего Востока. Мы делали множество выставок совместных со многими странами, во все времена дружили и работали с посольствами Японии, Китая, Индии, стран арабского Востока и Юго-Восточной Азии.

И эта духовная инаковость, это уникальное лицо музея и его благодарная и знающая публика – существует и сейчас. Люди интересные, глубокие, замечательные — они никуда не делись. Глубина человеческая если она есть, то она есть, это не зависит от смены эпох. Музей Востока — это такое сказочное место, но любую сказку нужно уметь правильно прочитать.

И сохранено главное сокровище Музея Востока – это наш музейный коллектив.

Вместе со мной работают коллеги одного со мной поколения, некоторые из них пришли в музей даже раньше меня! Это суперспециалисты, ведь специалист по Востоку – штучный, уникальный, неповторимый! Каждый из них обладает невероятными знаниями и пониманием искусства Китая, Японии, Индии, других стран.

Я тебе с таким удовольствием их назову — Галина Сорокина, Наталья Каневская, Лариса Кузьменко, Лидия Шмотикова… В отделе популяризации работает Ольга Сухаревич, великолепный методист… Работают люди помладше лет на десять-пятнадцать, которые тоже работали у нас в те давние, но еще такие близкие советские времена.

Я тебе часами о каждом могу рассказать! И коллегах, и о встречах в музее с невероятными людьми – я ведь буквально познакомилась чуть ли не со всем миром, и это самая счастливая часть моей жизни.

 

Фотография: Анастасия Вандалковская, @vandal_photo. Предоставлено: Государственный Музей Востока.
Фотография: Анастасия Вандалковская, @vandal_photo. Предоставлено: Государственный Музей Востока.

 

Если кратко по вехам моего пути в музее —

Я пришла в отдел популяризации, вела экскурсии и одновременно читала лекции. Потом возглавила отдел научной информации и документации, была заведующим отделом рекламы и отдела выставок, научным секретарем музея и заместителем директора по науке.

С 1997 года по июнь 2019 года — была первым заместителем генерального директора музея. С 2019 года являюсь советником директора музея.

Первым моим директором в Музее Востока был Иван Дорофеев – и именно он добился чтобы нам дали этот чудесный особняк Лунина на Никитском (тогда Суворовском). А добился он этого благодаря тому, что воевал на Малой Земле с Брежневым. Потом был сменилось несколько исполняющих обязанностей, и вот в 1973 на этот пост был назначен Генрих Попов – один из главных людей в моей жизни.

Совершенно уникальный человек по своему характеру, по своим знаниям, личностным качествам.  Генрих Павлович музей поставил на очень большую высоту, благодаря ему наша научная и методическая деятельность вышла на новый уровень.

При нём Музей Востока стал членом ICOM. Именно у нас, когда в 1977 году Генеральная конференция ICOM проходила в Москве, была прекрасная выставка и организован большой торжественный приём директоров всех крупнейших музеев стран, участников конференции.

Генрих Павлович – удивительный! Я могу о нём говорить как о человеке очень близком мне по духу и как о человеке, который очень поспособствовал развитию моей судьбы в музее. В 1976 был создан отдел научной информации и документации, он был введён в штатное расписание, и я его возглавила.

Это был огромный отдел – мы занимались издательской деятельностью, и рекламой (тогда это называлось пропагандой). Был даже секретарь по международным связям, свои фотографы, в него входила библиотека.

И все это благодаря Генриху Павловичу было сделано! И его можно сказать отняли у нас в 1978 и назначили начальником управления изобразительного искусства министерства культуры СССР, фактически работал на уровне заместителя министра.

Он столько только сделал для развития культуры и искусства страны, не только для развития нашего музея! Написал интереснейшую книгу своих воспоминаний… Он недавно ушел из жизни в 2019 году…

И самое главное – это тот Генрих Павлович Попов, который привез замечательную коллекцию картин Николая и Святослава Рерихов из Америки.

 

Фотография: Анастасия Вандалковская, @vandal_photo. Предоставлено: Государственный Музей Востока.
Фотография: Анастасия Вандалковская, @vandal_photo. Предоставлено: Государственный Музей Востока.

 

Среди удивительных встреч – Александр Пятигорский!

Представь себе – 1973 год, в самый что называется разгар советской власти, в старом здании в лектории музея – рассказ о буддизме!

Я никогда не забуду этой встречи – невероятное потрясение! Это был настоящий артист, он никогда не сидел на месте, говорил так, что тебя забирало всего, я была поглощена и восхищена этим выступлением. К сожалению, в том же 1973 он был вынужден эмигрировать…

Александр Пятигорский приезжал еще в Москву в 2006 году вместе с женой, приходил в наш музей, где мы его встречали, общались. А потом была встреча у нас уже в новом лектории в усадьбе Луниных – и такой же напор, такая же артистичность, такое же владение аудиторией!

И вот эта встреча оказалась поистине знаковой, определила мой дальнейший интерес к буддизму, познанию его практик и учений.

Я вспоминаю начало девяностых –удивительное и переломное время. Очень многие оказались тогда в глубокой растерянности, ведь все привыкли жить в русле определенной идеологии.

И вот начало происходить что-то невероятное – по улице ходили всякие учителя и шарлатаны, в мой кабинет бесконечно приходили странные люди, и они все мне рассказывали – что у них открыта дорога в космос.

Но приезжали и настоящие буддийские монахи, открывались школы, какие были развалы интереснейшей литературы, ставшей доступной для нас.

Тогда в Москве был создан Институт Буддизма, он был создан на общественных началах, но на очень высоком уровне – в его правление входили и долголетний руководитель Института Востоковедения Ростислав Рыбаков, и нынешний его директор Валерий Андросов, известные ученые.

В рамках программы этого института – поскольку я тоже вошла в его правление – у нас проходили встречи с удивительными людьми и настоящими учителями. Лекторий просто трещал – в рассчитанный на сто двадцать человек набивалось чуть ли в два раза больше, я боялась, что вызовут пожарников или еще кого-то.

Я имею честь быть знакомой со святейшеством Далай-Лама XIV, эта запоминающаяся встреча произошла, когда он был в Москве в 1992 году. Он произвел на меня невероятное впечатление своей благостностью.

 

Фотография: Анастасия Вандалковская, @vandal_photo. Предоставлено: Государственный Музей Востока.
Фотография: Анастасия Вандалковская, @vandal_photo. Предоставлено: Государственный Музей Востока.

 

И вот это моё изучение буддизма, мои знакомства и встречи, постижение этой глубочайшей философской системы – то, к чему меня вела душа – невероятно меня тогда поддержало в то непростое время.

Теперь я понимаю, что это была своего рода психотерапия. Не буду скрывать сейчас – я очень переживала распад Советского Союза, потерю межмузейных и культурных связей, которые мы выстраивали на протяжении десятилетий. Были личные утраты, череда не очень радостных для меня событий…

И это увлечение буддизмом очень сильно повлияло на меня не только потому что утихомирило какие-то страсти, печали, горести, а прежде всего изменило моё отношение к неизбежным неприятностям.

Ведь согласно буддизму, и, кстати о единстве религий и идеях Николая Рериха – и в христианстве это есть – очень важно, как мы относимся к проблемам, к этой жизненной суете, к тому, кого мы считаем врагами или недоброжелателями. Ведь благодарить надо людей, которые делают замечания, которые каким-то образом сопротивляются, говорят нелицеприятные вещи — они зачастую и есть настоящие учителя.

Это можно изучать бесконечно, что я, собственно, и делаю, постоянно к этому возвращаюсь. Сейчас слушаю лекции, которые читает в Дхарамсале Далай-лама – вот позавчера слушала полшестого утра по радио.

 

Фотография: Анастасия Вандалковская, @vandal_photo. Предоставлено: Государственный Музей Востока.
Фотография: Анастасия Вандалковская, @vandal_photo. Предоставлено: Государственный Музей Востока.

 

Что такое Восток для меня? На этот вопрос я отвечаю всю жизнь!

Мой жизненный девиз – «И Словом, и Делом!», для меня всегда важно, чтобы слово сочеталось с делом, намерения воплощались в реальные дела и поступки.

Я очень люблю восточные наряды, великолепно себя чувствую в одеяниях различных стран. Это не обязательно как говорится «от сих до сих», это может быть только один элемент, но у меня всё это очень серьезно.

Когда у нас открываются выставки, проходят вернисажи – я всегда наряжаюсь в национальный костюм, соответствующий теме выставки, очень тщательно слежу за единством его элементов. Если это дальневосточный верх, то и украшения будут только дальневосточные. Если это яркий среднеазиатский халат, то в сочетании с узбекскими тюбетейкой и ювелирными изделиями.

Увлекаюсь искусством икэбаны, сама училась у больших японских мастеров различных школ. А сколько выставок и мастер-классов мы провели в нашем музее!

С 2002 года пью прекрасный китайский чай, сама его завариваю, у меня есть все приспособления, стараюсь соблюдать этикет традиционной чайной церемонии. В Музее Востока давно есть удивительная «Чайная комната», которую я сама с удовольствием всегда посещаю.

Восток для меня не только философия идей, но и образ жизни. Для меня очень важно, чтобы это присутствовало во всём, что меня окружает – дома, на работе, в кабинете. Это не значит, что я отмела всё европейское и русское, но Восток стал моей сущностью и я проживаю его каждый день.

И отвечая на твой вопрос: «Счастливый ли я человек» — отвечаю – да, да, и еще раз да!

С Татьяной Христофоровной Метаксой беседовал Кирилл Зимогорский.

 

Фотография: Анастасия Вандалковская, @vandal_photo. Предоставлено: Государственный Музей Востока.
Фотография: Анастасия Вандалковская, @vandal_photo. Предоставлено: Государственный Музей Востока.

 

Check Also

Егише Татевосян.

Егише Татевосян.

С 03.09 до 04.11.2020 в Государственном Музее Востока.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *