Вторник , Октябрь 27 2020
Главная / Интервью / Cultobzor.ru представляет. Скульптор Анна Грипасева.

Cultobzor.ru представляет. Скульптор Анна Грипасева.

О своей влюбленности в морщинки и полноту незнакомцев, жертвах во имя искусства и многом другом рассказала информационному интернет-порталу Cultobzor.ru талантливый питерский скульптор Анна Грипасева.

Информация:

Записывала интервью: Юлия Холодинская

Автор фотографий: Елизавета Гриднева

Благодарность: Мария Богатырёва, арт-дилер

Представитель: Алина Хангареева, арт-консультант 8 (917) 903-76-17

  

Анна Грипасева. Фото: Елизавета Гриднева
Анна Грипасева. Фото: Елизавета Гриднева

 

Скульптор — профессия не сказать, что уникальная, но, очень уж интересная, покрытая неким флером таинственности. В какой момент к Вам пришло осознание, что это именно то, с чем Вы хотели бы связать свою жизнь? И давно ли Вы вообще увлекаетесь скульптурой?

Видимо, еще с песочницы (смеется). Звучит, наверное, глупо, но я действительно леплю, сколько себя помню. С самого детства просто обожала мастерить из песка, снега, пластилина, как и многие дети. Но если родители других ребятишек зачастую воспринимают такое увлечение, как обыденность, то мое рвение к творчеству без поддержки не оставалось. Нужно отдать должное маме, она всегда была внимательна к моим порывам выразить себя, старалась разглядеть потенциал и помочь развить его.

Поэтому лет так в 8-9 меня отдали в кружок по лепке и керамике. Кстати, именно там я выиграла свой первый конкурс — слепила статуэтку по сказкам Пушкина. А после было обучение в художественной школе. Но тогда еще каких-то конкретных планов на будущее я не строила. Просто занималась творчеством в свое удовольствие.

Однако, когда пришло время поступать, я решила сделать выбор в пользу живописи. Даже записалась на курсы при Челябинском училище (в детстве Анна жила в Челябинске — прим. Авт.). Но побывав в здании учебного корпуса скульпторов, увидев глину, все переиграла — я сразу вспомнила тот восторг, который испытывала, когда лепила в детстве, и поняла, что именно скульптура — то, чем я хотела бы заниматься всю жизнь.

Но при всем восторге, скульптура — это ведь еще и труд недюжинный…

Для меня эта своего рода борьба, но очень увлекательная борьба. Это некий поиск абсолютной гармонии между тем, что происходит у тебя в голове, и тем, что ты хочешь получить. Я буквально питаюсь творчеством и испытываю удовольствие от самого процесса создания скульптуры не меньше, чем от конечного результата.

Видимо, такая всепоглощающая увлеченность и помогала Вам на протяжении становления в профессии расти столь стремительно и быть всегда в числе лучших. В Челябинском художественном училище Вы ведь были одной из самых-самых.

В училище было много тех, кто еще не определился с тем, чем им нравится заниматься. Меня же скульптура просто завораживала, мне безумно нравилось лепить. И работала я хорошо. А учителя всегда выделяют тех, кто работает. Исходя из своих наблюдений, могу также сказать, что не всегда самый талантливый студент добивается успеха.

Я видела массу примеров того, как работоспособные обгоняли очень талантливых ребят. Но идеальный вариант — это, конечно, совокупность, стремления, таланта и трудолюбия. На тот момент мне, казалось, что я всем этим обладаю.

По крайней мере поступать в академию я ехала с полной уверенностью в том, что я гений (смеется). Правда, там быстро поняла, что среди моих конкурентов личности не менее гениальные, работоспособные и к тому же осознанные, жаждущие развиваться, добиться больших высот. Но это только подстегнуло меня трудиться еще усерднее.

 

Скульптура Анны Грипасевой. Фото из личного архива автора.
Скульптура Анны Грипасевой. Фото из личного архива автора.

 

Во время обучения, будущим скульпторам обычно дают свободу выбора — можно попробовать себя в разных направлениях, и остановиться на том, что получается лучше всего. Еще будучи студенткой академии, вы трижды участвовали в конкурсе Санкт-Петербургского Монетного двора, и каждый раз становились победительницей.  Вы создавали безумно красивые рельефы, и Монетный двор активно звал Вас к себе на работу. Но Вы отказались, хотя преуспевали в этом направлении. Почему?

Мне хотелось больше заниматься круглой скульптурой, а не рельефом. Так что, когда я стала получать предложения о работе от Монетного двора, то сразу перестала участвовать в конкурсах рельефов.

Чем же лучше круглая скульптура?

Это дело вкуса. Моя цель — создавать работы, которые при минимуме деталей имели бы максимум выразительности. Это то, что касается формы. А содержание — это, в первую очередь, передача эмоционального состояния. На данный момент мне интересна станковая скульптура, которую можно поставить в интерьер. Но в будущем, я думаю, что буду создавать в том числе и масштабные скульптуры.

А к самой профессии в целом Вы теряли интерес? Бывали такие момент кризиса, усталости?

Я могу устать от конкретной работы, но не от скульптуры. Тогда просто переключаешься на другую, и все идет легко. Скульптура не надоедает потому, что в ней нужно постоянно учиться. При этом невозможно научиться всему, нет финальной точки совершенства, поэтому невозможно и остановиться на достигнутом.

Сколько времени у Вас обычно уходит на создание скульптуры среднего размера?

Я могу делать одну скульптуру год, а могу и за три дня слепить — зависит от того, какие ставлю задачи. Но если нет четкого дедлайна, могу бесконечно дорабатывать, что-то видоизменять, добиваясь идеала.  В такие моменты нужно вовремя остановиться и отформовать. Но, в любом случае, лучшие работы — это работы, сделанные на эмоциях. Поэтому идеальный вариант — процесс создания растянуть на период вдохновения.

Если лучшие работы создаются в эмоциональном состоянии, то есть ли вообще смысл в получении классического образования?

Образование дает сильную базу, от которой можно отталкиваться и творить. Оно дает свободу воплощать свои идеи. Ты годами учишься анатомии, учишься все просчитывать, как математик лишь для того, чтобы довести техническую часть до автоматизма и получить эту заветную возможность отдаваться своим ощущениям, лепишь эмоционально от вдохновения, лепить состояние.

Трудно, если у тебя нет основ. Но после их изучения очень важно продолжать и самостоятельное развитие.

Какие из своих работ Вы любите больше всего?

Одну и ту же работу в разный период времени я могу воспринимать по-разному. Есть моменты, когда мне нравится результат. Но это мгновения. Потом начинаешь видеть ошибки, недочеты.

Мое восприятие собственного творчества может колебаться от белого — «работа гениальна!», до абсолютно черного — «я ничего не умею!»  Если же говорить о работе, которая мне нравится не с технической стороны, а именно по душе, то я бы выделила лисичку с лисятами (скульптура на тему любовь), выполненную в керамике.

За нее я, кстати, получила премию Игоря Минакова. Хотя на момент участия в конкурсе она была непролеплена, этакая экспрессия. Чем-то она комиссии приглянулась, и мне осталась дорога. Есть в ней какая-то особая теплота.

Лисичек, насколько помню, Вы делали после не единожды.

Да, были эксперименты в разных материалах и размерах. Вообще лепить животных очень интересно, хоть и кропотливо. У каждого ведь своя анатомия, и ее обязательно нужно изучить: все косточки, как они сгибаются, особенности шерстки. А после проанализировать повадки, характер. Такой анализ заставляет иначе смотреть на животных, искать мелкие нюансы.

 

Анна Грипасева. Фото: Елизавета Гриднева
Анна Грипасева. Фото: Елизавета Гриднева

 

Случалось ли Вам мысленно придумывали историю персонажа, дабы наделить скульптуру индивидуальностью?

О-да (улыбается). Каждая работа, это круговорот мыслей, отдельная история. Вы задали вопрос, и мне сразу пришла в голову одна из моих последних работ — портрет пожилой женщины, выполненный в искусственном камне. Я встретила ее на выставке, в музее Крымских татар. Она пришла туда со своим внуком (которым, как было видно, очень гордится). Оба наряженные в национальные одеяния.

Пожилая женщина сидела на стульчике в локации, стилизованной для фотосессии, а я сидела чуть поодаль, и не могла налюбоваться. Самой подойти у меня не хватило смелости. Но моя коллега Мария выполнила эту миссию, взяв инициативу на себя. Так мы сделали фото и получили разрешение на создание портрета.

Когда я его лепила, то была просто в восторге от того, как четко читается характер в каждой морщинке. Мышцы, складочки застыли на лице в таком состоянии умиротворения, доброты, в каком человек проживал всю жизнь — благостное, улыбчивое лицо. Я называю это книгой жизни.

При лепке у меня вертелась целая история в голове: из событий и ощущений. В противовес этой пожилой женщины среди моих работ есть портрет бабушки, которую я подсмотрела в метро. В ней такая советская строгость, даже можно сказать суровость. Причем черты очень аккуратные, гармоничные — и такая непростая история жизни на лице.

Часто Вы так находите вдохновение для творчества, в незнакомцах?

Частенько. Иногда зарисовываю людей, иногда фотографирую исподтишка. Но мне важна не фотографичность, а больше состояние, ключевые моменты, чтобы было от чего оттолкнуться. Ты берешь с фотографии только пропорции и характер.

Остальное накладывается на знания анатомии. Кто-то полностью копирует с фотографий. Я же на фото практически не смотрю. Использую состояние. С животными также. Я наделяю их характерами. Гляжу, вот, на свою кошку домашнюю, и характер у нее, скажу я Вам, весьма ярко выражен, не меньше, чем у людей.

 

Анна Грипасева. Фото: Елизавета Гриднева
Анна Грипасева. Фото: Елизавета Гриднева

 

Вы с таким воодушевлением говорили про морщинки, что создалось впечатление, что у Вас какое-то свое, особое видение красоты.

Так и есть. У меня эстетика своеобразная на то, что красиво. Для меня красива выразительность. Я люблю усиливать. Не совсем до гротеска, но яркие черты я не прочь сделать еще ярче. Поэтому мне нравится лепить бабушек — у них редко бывают скучные лица.

Еще полненьких очень люблю лепить. Эстетичен контраст, к примеру, между тонкой щиколоткой и объемной задней частью, как у моей скульптуры «Луноликая Венера» (лежащая на боку полненькая девушка). На мой взгляд это очень красиво.

Вы, можно сказать, свободный художник, и вольны сами распределять свое рабочее время. Как обычно складывается день скульптора Анны Грипасевой?

Мое время зависит от пробок. Мастерская находится далековато от дома. Я достаточно закрытый человек, люблю работать в тишине, окунаясь в свои мысли. Но совсем без социума не могу.

Поэтому в свое время приняла решение снимать мастерскую со своими друзьями в часе езды от дома. Приезжаю в нее обычно к часам 11-12 и работаю до 10-11 вечера. Раз в неделю беру выходной, чтобы провести время с мужем: выехать на природу, на роликах покататься, велосипедах.

Маловато как-то времени для жизни вне лепки. Вы, наверное, чертовски устаете…

Я леплю в удовольствие. Если что-то не получается, могу работать бесконечно. Порой уже хочешь спать, были случаи, когда я падала в обморок, но не отходила от работы. Со стороны выглядит слишком, но я делаю все это не по принуждению, а по вдохновению.

Мой идеальный мир — заниматься любимым делом, не отвлекаясь на рутину в принципе: на такие процессы как формовка, отливка, которые скульптору тоже нужно контролировать. Было бы прекрасно, иметь в команде человека, который осуществлял бы за меня коммуникацию с внешним миром.

Вы столько сил, времени и эмоций вкладываете в свои работы… Не жалко после продавать их, отдавать в галереи?

Наоборот! Это как невербальный способ разделять эмоции. Так как я занимаюсь не потоковой работой, а создаю коллекционную скульптуру, то мне не составляет труда отслеживать ее дальнейший путь. Мне очень приятно, когда мои работы становятся частью интерьера в чьих-то домах, украшают их и заряжают счастливыми эмоциями.

Именно поэтому мне нравится создавать положительные образы. Зачем негатив транслировать в мир? Его и так хватает. Искусство не должно пылиться в мастерских, его предназначение — нести исцеляющую функцию, радовать и вдохновлять.

 

Анна Грипасева. Фото: Елизавета Гриднева
Анна Грипасева. Фото: Елизавета Гриднева

 

Есть ли у Вас кумиры в современной скульптуре? На кого в профессии Вы равняетесь?

Человек, который, на мой взгляд, много достиг, чей стиль мне импонирует, хоть и кажется для некоторых весьма спорным — скульптор, художник-график и дизайнер Даши Намдаков. Он делает творческие работы и у нас, и за границей. По всему миру можно найти его произведения, в том числе масштабные, в размер огромных монументов. 

Реально ли сегодня зарабатывать скульптурой?

Зарабатывать реально на чем угодно. Если ты очень увлечен, что-то искренне делаешь, ты развиваешься в этом, растешь. И это наверняка найдет отклик у людей, будет оценено. Вопрос лишь времени. Главное быть настоящим в творчестве и создавать с любовью.

Смогли бы Вы работать за идею, скажем, жить на овсянке? Вы бы не отказались от скульптуры, если бы понимали, что финансы на нуле и творчеством себя больше не прокормить?

Думаю, все художники так и работают, на овсянке (смеется). И, конечно, мечтают не зависеть от всего этого. Скульптура требует серьезных денежных вложений. Хотя во время обучения живопись лидирует в плане дороговизны. Нужно ведь покупать краски, холсты, новые кисти. Скульптура же становится резко дорогой, когда ты начинаешь переводить работы в материал. К примеру, стоимость бронзы — около 2000 рублей за килограмм. Плюс надо обработать все это, и деньги на формовочные материалы выделить.

Так что, расставляя приоритеты, я, например, жалею купить себе дорогую вещь из одежды. Но при этом для меня вполне свойственно гораздо большую сумму отдать на гипс, бронзу, на инструменты. Как я уже говорила, это своего рода одержимость. Буду ходить в залатанных штанах и есть одну овсянку, но на скульптуру деньги найду.

По сути, когда я леплю, то вообще не думаю о том, продастся это или нет. Это не цель. К тому же, скульптора — такая профессия, где чем дальше, тем интереснее. Работать можно до глубокой старости. И у меня всегда есть надежда прославиться уже после смерти (смеется).

Благодаря интернету сегодня за творчеством людей искусства можно следить не выходя из дома.  Но скульптуру, как известно, советуют оценивать именно воочию, так как экран не передает масштаб, объем, все ракурсы, особенные нюансы техники. Где можно посмотреть работы Анны Грипасевой вне виртуального пространства?

Мои работы есть в музее современного искусства Эрарта в Санкт-Петербурге. Там можно увидеть, к примеру, «Туманы» (скульптура лошади) и «Полет» (лисичка в прыжке). А также в центре города, в галерее Стекло (Чердак художника). Там выставлены журавли, которым я дала название «Музыка», и мой барс, выполненный в искусственном камне.

Еще я регулярно участвую в тематических сезонных выставках. Из недавних — проект «Цветы и формы» (Flowers & Forms) и осенняя выставка в залах Союза Художников.

А на полностью авторскую выставку поклонники могут надеяться в ближайшее полугодие, либо таких планов Вы не строите?

По правде говоря, намечается кое-что, и гораздо раньше, чем Вы думаете. Но подробности раскрыть пока что не могу. Обычно, когда рассказываю про планы, все идет наперекосяк. Поэтому лишь намекну, что это будет презентация новых и уже известных работ в очень необычном формате. Так что, даже если вы далеко не любитель ходить по музеям, скучно не будет! Всех приглашаю!

 

Скульптура Анны Грипасевой. Фото из личного архива автора.
Скульптура Анны Грипасевой. Фото из личного архива автора.

 

Check Also

Павел Тураев. Изоморфная трансформация.

Павел Тураев. Изоморфная трансформация.

С 02.10 до 11.10.2020 в Российской Академии Художеств.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *