Главная / На этой неделе в музеях и галереях Москвы / Онлайн экскурсия по выставке «REMOTE INTIMACY: SOCIAL INTERFACE IN DIGITAL DISORDER AGE. VOL.3».

Онлайн экскурсия по выставке «REMOTE INTIMACY: SOCIAL INTERFACE IN DIGITAL DISORDER AGE. VOL.3».

18.11.2020 – Фонд Владимира Смирнова и Константина Сорокина.

Фонд Владимира Смирнова и Константина Сорокина и Школа мультимедиа Александра Родченко приглашает на онлайн экскурсию по выставке «REMOTE INTIMACY: SOCIAL INTERFACE IN DIGITAL DISORDER AGE. VOL. 3».

Трансляция состоится 18 ноября на youtube-канале Фонда Владимира Смирнова и Константина Сорокина — https://www.youtube.com/channel/UCnLczxakhep58spC4B7hRTw

Начало – в 18:00.

Этот проект — финальный из трёх сессий размышлений об «удаленной» интимности.

Участники студенты третьего курса Школы Родченко: Дарина Гурская, Анна Леонова и Лара Федотова.

Кураторская группа: Полина Канис (художница), Андрей Качалян (художник), Борис Клюшников (теоретик искусства, художественный критик), Глеб Напреенко (историк искусства, психоаналитик), Кирилл Савченков (художник).

 

Онлайн экскурсия по выставке «REMOTE INTIMACY: SOCIAL INTERFACE IN DIGITAL DISORDER AGE. VOL.3».

 

Непосредственная разработка социальных приложений и платформ напрямую меняет характер связей и отношений в чем-то приближаясь к максимам производственного искусства. Так, Николай Тарабукин в тексте «От мольберта к машине» указывал, что художники, уходящие в производство, должны быть не просто дизайнерами пространств заводов. Они должны придумывать новые социальные соединения, буквально творить производство вместо искусства, в то время по преимуществу станкового.

Сегодня разработчики приложений, платформ вроде Zoom действительно полностью реорганизуют киберпространство труда и досуга. Но принципиальным, отличным от требований авангарда пунктом остается связь современных платформ с капиталистическим способом организации производства. Современное искусство, по большей части в форме инсталляции, скульптур и объектов не входит непосредственно в этот мир созидания цифровых платформ.

Как пишет Клер Бишоп в своем эссе «Цифровой раскол»», искусство остается в проблематичных отношениях со своим «аналоговым» характером, который неразрывно связан с вопросами собственности. Искусство и сегодня постоянно реконструирует на новых основаниях собственную подлинность, специфичность и аутентичность как миф, погруженный в новые пост-цифровые условия.

Дистанция инсталляционных и скульптурных форм от непосредственной логистики цифровых платформ и, при этом, безусловная зависимость от них, может быть по-разному политизирована и использована. Она может стать местом технологического анахронизма как в случае художников 2000-ых годов, когда возвращаются забытые технологии фотопечати или старые проекторы для показа фильмов. В этом же проекте основное внимание уделяется не технологическому анахронизму, а парадоксальному (не)совпадению интимного пространства и публичной логики выставки.

Находясь на карантине, многие испытали странное разрушение границ наших множественных повседневностей в окошках зума. Мы не просто находились в специальных отведенных местах для занятий (лекционный зал, выставочное пространство), а подключались и оказывались на виду вместе с нашим повседневным пространством. Мы общались, слушали лекции в кровати или по ходу приготовления пищи. Создавалось ощущение, что сама сердцевина интимности выносится в визуальную прозрачность сохраняя свой интимный характер, сохраняя дистанцию монитора.

Обращаясь к довольно неловкому понятию телематики, работники университетов и выставочных пространств пытались осмыслить, что означает ситуация, когда ты не просто видишь своего друга, но ты видишь своего друга вместе с его домашним пространством.

Критик Стивен Шавиро характеризовал такое состояние плавающей границы термином «пост-кино» — мы уже не смотрим кино только в кинотеатре или дома, как еще в 90-е годы, кино пронизывает и искажает саму идею отдельности и перегородок между различными социальными пространствами и мирами. Плавающая граница между интимным и дистанцированным стала главным мотивом для работ.

Но что происходит с повседневным опытом, когда он оказывается переописан визуальной культурой приложений? Многие отмечали после опыта карантина феномен Zoom Fatigue — ощущение выгорание и усталости от цифровой коммуникации.

Это понятие очень похоже на Information Fatigue придуманное в киберпанке и обозначающее рану, через которую киберпространство проникает в тело. Соотношение живого тела, когнитивные ресурсы которого ограничены, с бесконечным потоком стимулов приводит к образованию новой культуры и новых практик — например, фото-чтения (когда мы можем воспринять только такой текст, который не превышает возможностей моментального схватывания), или пост-лексии (техногенно вызванная тревога перед речью, фрагментация речи).

В отношении этой новой культуры важно не занимать консервативную, морализаторскую позицию (прощай, великое чтение и острое внимание), а осмыслить, какие виртуальные возможности несут с собой эти эффекты. Именно в этом разрыве между актуальностью disorder и виртуальностью новых когнитивных состояний может оказаться искусство, соединяющее свой «аналоговый опыт» с рефлексией о своих платформенных основаниях.

 

Check Also

Ксения Цыкунова. Ютьюбифул.

Ксения Цыкунова. Ютьюбифул.

С 29.10 до 22.11.2020 в Мультимедиа Арт Музее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *