Украинский файл.

До 29.08.2014 в Галерее Марата Гельмана в ЦСИ Винзавод.

Галерея «Культурный альянс. Проект Марата Гельмана» представляет выставку украинских художников «Украинский файл». Будут представлены работы Александра Ройтбурда, Арсена Савадова, Олега Тистола, Александра Гнилицкого, Василия Цаголова, Боба Михайлова, Романа Минина, Сергея Ануфриева, Юрия Соломко, Павла Керестея.

*****

Марат Гельман о выставке:

«Работы украинских художников начала 90-х выглядят сегодня как апология живописи. Если сегодня часто слышишь “живопись тоже может быть современным искусством“, то лучшей защиты, чем работы Ройтбурда, Савадова Сенченко, Гнилицкого, Голосия, Тистола, Цаголова, Керестея, сложно придумать.  И, по крайней мере, в 90-х главным отличием между русским и украинским искусством было отношение к живописи.

Когда я в первый раз приехал в Киев после 17-й молодежной выставки, у меня был список тех художников, с которыми я хотел увидеться. Я приехал рано утром и в ожидании вечера пошел на выставку официального Союза художников, где, к своему ужасу, увидел картины, под которыми стояли фамилии тех художников, к которым я собирался идти вечером! Натюрморты, пейзажи, жанровые сцены – все то, что мне активно не нравилось. А вечером выяснилось, что это были их отцы.

В Москве «официальные» и «неофициальные» художники были не только по разные стороны художественных баррикад – они были личными врагами. Было невозможно пользоваться живописным языком просто потому, что им пользовались твои оппоненты, «официальные» художники, которые разрушали неугодные выставки, насылали на них бульдозеры.

В Киеве была абсолютно другая ситуация: приходишь домой к Реунову или к Савадову, и за одним столом сидят и художники с официальной выставки, и художники-авангардисты; они замечательно общаются, ценят искусство друг друга.

Это была совсем иная атмосфера. И, мне кажется, отсутствие личностной конфронтации между искусством позднесоветским и новым, отсутствие «запрета на живопись» дало возможность развиться так называемому украинскому трансавангарду, или южнорусской волне. Это была совсем другая атмосфера.

И еще – у меня было ощущение поколенческого единства. Мы новые люди: они новые художники, я новый продюсер, у нас есть некая общая задача. Это поколение украинских авторов – либо мои одногодки, либо чуть меня младше. И у нас сразу выстроился контакт.

Все работы были огромными. У меня остались работы более человеческих габаритов, большие ушли в музеи. У меня, кстати, есть версия, почему они писали такие большие работы. Их картины, за счет их живописности, были демократичны для простого зрителя; умные, тонкие работы Гнилицкого или Голосия могли нравиться как профессиональному ценителю искусства, так и обывателю.

Обывателю нравилась эта «печёность» — пастозные коричневый, желтый. И поэтому была опасность коммерциализации. Вместо музеев и коллекций работы попадали в руки эмигрантов и фактически исчезали из культурного оборота. Оставались только слайды.

И художники делали их большими, чтобы их не купили. Это был их способ быть некоммерческими. «Крыло» Гнилицкого — да его бы сто раз купили еще до открытия выставки, если оно не было бы семи метровой длины. Сколько раз спрашивали: «А он может сделать поменьше?..»

Огромные «Обезьяны» Савадова и Сенченко остались в России, в Русском музее, которому мы их подарили. Я другого объяснения не вижу. Ведь у художников не было пространства для этих работ, не было мастерских. Голосий – меня это ужасно восхищало — рисовал работы частями, по эскизу. Снимал с подрамника одну часть, натягивал и рисовал вторую, третью, уже потом сводил их вместе… Они, конечно, были удивительно пластически одаренными.

Почему я тогда назвал проект  «южнорусская», а не «украинская» волна? Да, сейчас это название звучит как имперское, понимаю. Но это были 1989-90 годы. И  там было еще двое художников из Молдавии (Юрий Хоровский, Валя Бахчеван), которые тянулись за Киевом.

Никакого другого тайного смысла в названии не было. Выставка была не только украинская, но украинцы были самыми яркими, и поэтому она запомнилась всем как украинская.

Московский концептуализм тогда царил безраздельно. Даже Кулика еще не было… Московский концептуализм занимал все пространство – и нам хотелось его подвинуть. Фактически до 1996-го года представительство украинского искусства в мире шло исключительно через Москву. Многие музеи до последнего времени украинцев так и считали русскими. Сейчас не так».

 

 

Информация (на 11.07.2014):

Галерея Марата Гельмана (Культурный Альянс. Проект Марата Гельмана) в Центре современного искусства Винзавод.

Адрес: 4-й Сыромятнический переулок, дом 1, строение 6 (ближайшие станции метро «Чкаловская» и «Курская»)

Время работы: вторник – воскресенье с 12:00 до 20:00, выходной день – понедельник.

Посещение галереи – бесплатно

 

Смотреть еще

VLADEY Винзавод Выставка Катя Веселовская и Алёна Petit Железная Леда

Катя Веселовская и Алёна Petit. Железная Леда.

С 17.04 до 26.05.2024 в VLADEY – ЦСИ «Винзавод».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *