Суббота , 2 марта 2024

Георгий Анатольевич Пожедаев (1894(7?) – 1977).

Жизненный путь и искусство Георгия Пожедаева

Искусство Георгия Пожедаева, да и само имя этого замечательного и оригинального художника не слишком известны на его родине.

Те, кому его творческое наследие хотя бы немного знакомо, знают его преимущественно как сценографа — автора ярких и выразительных эскизов декораций и костюмов к спектаклям многих знаменитых театральных трупп в России, Румынии, Чехословакии, Австрии, Германии, Испании и Франции.

Его станковое творчество красочные пейзажи и нарядные, декоративные натюрморты, подчас острые портреты, а еще — во многом неожиданные работы в области книжной иллюстрации, занимавшие значительную часть интересов художника во второй половине его жизни, известны только неширокому кругу знатоков и специалистов.

Между тем, это весьма значительные произведения, и их введение в круг интересов исследователей и коллекционеров несомненно обогатит общую картину художественного наследия русской эмиграции в Европе.

 

Георгий Анатольевич Пожедаев (1894(1897?) – 1977).
Георгий Анатольевич Пожедаев (1894(1897?) – 1977).

 

Обладатель старинной, хотя и не слишком знаменитой дворянской фамилии, Георгий Анатольевич Пожедаев появился на свет, по разным данным, в январе 1894 или 1897 года в родовом имении Пожедаевка Курской губернии.

Уже с 1908 года он жил с семьей в Петербурге и брал уроки у известного мастера, руководителя частной студии и наставника немалого числа русских художников начала ХХ века Яна Ционглинского.

Однако принадлежность к старинному дворянскому роду диктовала определенную траекторию жизненного пути: в столице Пожедаев поступил в Николаевский кадетский корпус, который окончил как раз в канун Первой мировой войны, весной 1914 года, и сразу попал в Лейб-гвардейский Гусарский полк, к которому, по давней традиции, был приписан с рождения.

Оказавшись на фронте, в гуще военных действий, Пожедаев чуть не окончил жизнь в расцвете юных лет: осенью все того же 1914 года он был серьезно ранен в область сердца и получил полную отставку с пенсией и сохранением мундира.

Жизнь, так счастливо спасенную, надо было начинать сначала. На этом жизненном распутье Георгий Пожедаев выбрал путь профессионального художника и в 1915 году перебрался в Москву, чтобы поступить в авторитетное Училище живописи, ваяния и зодчества.

Там он посещал фигурный класс, в котором его учителями были известные передвижники Абрам Архипов и Николай Касаткин. Демократические традиции обучения в МУЖВЗ, однако, показались Пожедаеву слишком либеральными, и уже через год он решил вернуться к истокам, в Петербург и продолжить профессиональное обучение в более консервативной Императорской Академии художеств.

В столичной Академии его педагогами стали ученик Репина график и живописец Дмитрий Кардовский и скульптор Гуго Залеман. Академического курса, тем не менее, Георгий Пожедаев не окончил: оставил его через два года, в бурном 1917-м, став декоратором в недавно созданном Интимном театре, с которым снова оказался в Москве.

 

Три воина. Эскиз костюмов. 1932. Бумага, графитный карандаш, акварель, белила
Три воина. Эскиз костюмов. 1932. Бумага, графитный карандаш, акварель, белила

 

Здесь в 1919 году он стал сотрудничать с Театром Ф. Корша и исполнил эскизы декораций и костюмов для балета «Красные маски» Николая Черепнина. Спектакль должен был быть поставлен на сцене Большого театра знаменитым балетмейстером Касьяном Голейзовским в сезоне 1918-1919 года, но начинание это так и не было реализовано.

Совместная работа сблизила Пожедаева и Голейзовского, и они продолжили сотрудничество, вместе работая над сценарием балета «Гамелен, или революция победит», который, к сожалению, также не был поставлен.

В 1919 году Пожедаев показывал свои станковые работы на 2-й Государственной выставке картин, этого раннесоветского аналога открытых для всех от левых до правых парижских Салонов.

В 1920 году художник принял решение покинуть Россию и направился в Румынию. Здесь он продолжил работу для театра и стал сотрудничать в Национальном театре Бухареста.

Однако довольно скоро Пожедаев перебрался в столицу Чехословакии Прагу, куда его пригласили для оформления спектаклей гастролировавшей труппы Анны Павловой. Впрочем, и в Праге художник не задержался, и уже через год оказался в Берлине, тогдашней столице русской эмиграции.

Здесь он оформлял постановки и концертные номера в известных всему «Русскому Берлину» кабаре Яши Южного «Синяя птица» (номера «Печальная принцесса», «Пиковая дама» и т.д.) и «Русском романтическим театре» под руководством Бориса Романова.

Между прочим, с этими театрами сотрудничали чуть ли не все крупные художники-эмигранты, жившие в то время в Берлине, в том числе Павел Челищев, Филипп Гозиасон, Лев Зак, Владимир Боберман и другие.

Добавим, что осенью 1922 года все эти мастера, включая и Георгия Пожедаева, были представлены на специальной выставке художников театра Б. Романова в галерее Альфреда Флехтхайма, которая вызвала подлинный интерес и даже восторг рецензентов русских берлинских газет, в частности, очень авторитетного издания «Руль».

В Берлине Пожедаев начал сотрудничать с известным немецким новатором театра Максом Рейнхардтом, но их сотворчество оказалось недолгим. Берлинская сценография Пожедаева остра, местами даже гротескна, но каждый эскиз всегда завершен и исполнен с блеском и вдохновением.

В 1922 году наш художник удостоился персональной выставки в престижной берлинской галерее «Штурм», которая стала его звездным часом и знаменовала апогей профессиональной известности Пожедаева в первый период жизни в эмиграции.

В 1924 году художник перебрался из Берлина в Вену. Здесь ему довелось руководить постановочной частью русского театра-кабаре «Москауэр Кунст-Шпиле» и провести персональную выставку костюмов и декораций в венской «Новой галерее».

 

Танцоры балета. 1932. Картон, графитный карандаш, акварель, белила. 48,5×58,2
Танцоры балета. 1932. Картон, графитный карандаш, акварель, белила. 48,5×58,2

 

В 1925 году Пожедаев переезжает в Париж, где и остается до конца жизни. Он включается в работу театра-кабаре Никиты Балиева «Летучая мышь» (оформляет номера «Крокодил и Клеопатра», «Большой Гиньоль» и др.), сотрудничает с кинорежиссером Абелем Гансом. И параллельно оформляет спектакли русского репертуара в театрах Барселоны и Мадрида.

Что касается французских театров в Париже, то необходимо назвать декорации и костюмы Пожедаева, созданные им в 1931 году для постановки опять-таки русскоязычного оригинала пьесы Валентина Катаева «Квадратура круга» в театре Шарля Дюллена «Ателье». Спектакль этот имел успех и резонанс, чему в немалой мере способствовала выразительность сценографии художника.

В 1935 году Пожедаев провел персональную выставку в Каннах на Лазурном берегу, в течение которой продемонстрировал, среди прочего, портреты представителей русско-парижских литературных кругов, в том числе И. Бунина и В. Смоленского, и тогда же участвовал в групповой выставке русских художников в Лондоне, в галерее «Белгрейв Сквер».

Еще одна выставка с участием Пожедаева прошла во второй половине 1930-х годов в парижском пригороде Булонь-Бьянкуре, который из-за многочисленности русскоязычного населения сами эмигранты назвали «Бьянкурском».

В 1937 году Пожедаев решил отойти от театральных работ и оставить сценографию. Он обращается к пейзажам Парижа и Прованса, натюрмортам, создает графические портреты.

 

Женский портрет. 1950-е–1960-е. Бумага на картоне, сангина, пастель, акварель
Женский портрет. 1950-е–1960-е. Бумага на картоне, сангина, пастель, акварель
Плач. 1931. Бумага, черный карандаш, черная акварель, белила
Плач. 1931. Бумага, черный карандаш, черная акварель, белила

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В годы немецкой оккупации художник оставался в Париже, продолжая работать, в первую очередь, над книжными иллюстрациями. Среди работ этого рода — циклы иллюстраций к произведениям русской классики: сочинениям А. Пушкина, М. Лермонтова, Н. Гоголя, Ф. Достоевского, А.Чехова и других известных писателей (эти серии изданы так и не были).

В послевоенные годы и позже иллюстрирование книг по-прежнему занимало Пожедаева. Диапазон созданных им графических серий весьма широк — от романа «Святая Аньес» П. Клоделя (1947) до Апокалипсиса, изданного с предисловием известного критика Луи Рео в 1949-1952 годах.

На рубеже 1940-х и 1950-х Пожедаев нередко ездил в Минерб (департамент Воклюз, Прованс), а в 1953 году окончательно перенес туда свою мастерскую. При этом в Париже регулярно проходили персональные выставки художника (в галереях Л. Реймана, 1946; Ж. Алларда, 1948; Дюран-Рюэля, 1952; «Маргаритт», 1955 и Р. Крёза, 1958).

 

Ясный день. 1952. Оргалит, масло
Ясный день. 1952. Оргалит, масло

 

В 1953 году Пожедаев был удостоен Ордена Почетного легиона, а годом позже в одном из номеров русского журнала «Возрождение» за 1954 год был опубликован цикл его стихов.

Георгий Пожедаев скончался в Париже в 1977 году. Его произведения хранятся во многих частных собраниях в России и Европе, а также в нескольких художественных музеях Берлина и Парижа.

Андрей Толстой

 

В Галерее «Эритаж» с ноября 2014 по январь 2015 прошла масштабная ретроспективная выставка Георгия Пожедаева «От живописи к сценографии» >>

 

Интернет-портал Cultobzor.ru благодарит своего партнера Галерею «Эритаж» за предоставленные материалы.

Галерея Эритаж

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *