Воскресенье , Август 20 2017

Андрей Гросицкий. Графика.

До 31.01.2017 в Галерее «Открытый Клуб».

 «Каждый становится другим и другим»

 То, что мы называем «миром художника», есть его мировоззрение, воплощённое в образах, овнешнение которых возможно лишь при владении материалом. Чем совершеннее мастерство, тем точнее попадание внешнего во внутреннее.

Но процесс этот, вероятно, всё же только внутренний. Художник в процессе работы может уяснить, что же он, как говорится, имеет в виду. Мы, зрители, в огромном проценте случаев лишены возможности обратной перекодировки визуального образа в мысль.

Возможно ключом в мир Андрея Гросицкого станет учение Гераклита, само по себе достаточно фрагментированное, что уже соответствует предмету.

«Каждый элемент становится всё время другим и другим, а вид совокупности каждого остаётся, как у текущих вод и у пламени». «Противоположности кружат и обмениваются в игре Эона». Этот самый Эон у Гераклита — то вечность, то ребёнок, то детская игра ребёнка-вечности.

У Гераклита гармония и порождается, и двигается рознью и раздором, и поражается ими. Бесконечный процесс смены, взаимозамен, метаморфоз противоположных начал и обмена функциями между ними.

Всё это на рисунках Гросицкого приобретает характер пульсирующей, вечно чреватой изменениями реальности. Если искать аналогий в искусстве XX века, то это Краснопевцев наоборот.

Утратив имя и, соответственно, назначение, предмет в нашем восприятии непременно утратит и чёткость очертаний — так бывает у совсем маленьких детей. Он утратит границы, в реальности (следует ещё, кстати, договориться, что такое реальность) мешающие его сопряжению с другими.

Гросицкий — из тех, кто забывает слова. Точнее, не слова: наименования. Слова-то он знает, недаром из каждого отверстия каждого патрубка, лишённого практического назначения, у него, кажется, вырывается звук, зафиксированный, остановленный на листе как некое облако, плотное, не менее плотное, чем сталь, или камень, или дерево.

Звук важнее трубы, и слово, его обозначающее, нужнее. Или пар, кипенно-белый, непрозрачный, неправильный… Оттого, что самых нужных, незабываемых слов мало, становятся возможны метаморфозы. Вода застывает металлом, барочные узоры, оставив дерево, на котором вырезаны, улетают в пространство, использованная консервная банка перестаёт быть мусором, поскольку она тоже труба, порождающая звук.

За старой тканью, в которую зачем-то завёрнута старая бумага, скрывается тайна, а вовсе не макулатура, предназначенная к сожжению. Хлопья становятся цветами, чайная ложка — обитателем морского дна.

Вновь по Гераклиту, бывшее и не-бывшее, сущее и не-сущее уравниваются в правах. Нет никакой оценки ничему, нет ничего высшего и низшего, важного и неважного.

Есть только красота взаимного перетечения.

…Или всё же Гераклит тут ни при чём?..

 Вера Калмыкова

 

 

Информация (на 19.01.2017):

Галерея «Открытый Клуб»

Адрес: ул. Спиридоновка, дом 9/2 (вход со двора). Ближайшие станции метро «Баррикадная», «Тверская» и «Пушкинская».

Время работы: вторник и четверг – с 16:00 до 22:00, посещение выставок в понедельник, пятницу, субботу и воскресенье – по предварительной записи.

Посещение галереи – бесплатно.

 

Check Also

Arbor mundi. Александра Осипова.

Arbor mundi. Александра Осипова.

До 01.08.2017 в Галерее «Открытый Клуб».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *