Понедельник , Июнь 17 2019
Главная / Выставки / Выставки в 2016 году / Выставки в апреле 2016 / Виктор Пивоваров о своём цикле «Потерянные  Ключи».

Виктор Пивоваров о своём цикле «Потерянные  Ключи».

К выставке в ГМИИ имени А.С.Пушкина – март – апрель – май 2016.

Подробнее о выставке >>

 

ПОЧЕМУ?

Почему современный художник обращается к классическому наследию?

Может быть, современный способ выражения перестает быть действенным, не может удовлетворить художника, становится не способным выразить определенные мысли и идеи, которые требуют художественного воплощения.

Или, любя старое искусство, художник хочет приблизить его современному человеку, указать на какие-то его аспекты, которые ускользают от его внимания.

Или, наоборот, обращается к классическому искусству, чтобы самому научиться чему-то, познать способ мышления своих предшественников, проверить остаются ли в нем еще какие-то неиспользованные возможности.

Или, наконец, испробовать, можно ли языком наглухо музеефицированной старой живописи, который, казалось бы, полностью устарел, говорить о проблемах жизни современного человека.

 

ПРИНЦИП  ВЫБОРА

Цикл картин «Потерянные ключи» состоит из восьми картин. Все они реминисценции конкретных и достаточно известных картин авторов 15-16 веков. Выбор времени обусловлен тем, что именно тогда происходило становление жанра картины в европейском искусстве.

В это время картина, во-первых, отделилась от стены (мозаики, фрески), и во-вторых, приобрела содержательную самостоятельность, светскость, формально отделившись от сакральных пространств.

Конкретный же выбор картин обусловлен их необъяснимостью. Современный человек практически не понимает картин старых мастеров, не может их прочесть, потерял к ним ключи. Это и недостаток, поскольку ограничена наша возможность диалога с художниками-мыслителями прошлого, и некоторое преимущество, поскольку дает нам возможность собственной интерпретации.

 

Виктор Пивоваров «Автопортрет в юности» 2015 (фрагмент)
Виктор Пивоваров «Автопортрет в юности» 2015 (фрагмент)

 

СПОСОБ  ОБРАЩЕНИЯ

Что проделывает автор с выбранными картинами? Подобно режиссеру, с полным уважением к первоначальному тексту, ставящему пьесу Шекспира, я сохраняю самое главное открытие ренессансной картины, ее пространство.

Именно пространство классической картины я понимаю, как основной текст. Это пространство современным языком определяется как пространство окна. Картина понимается, как окно, за которым открывается мир. Картина, как форма, в настоящее время устарела, видимо, именно потому, что наши представления о мире гораздо сложнее и многомернее, чем взгляд ограниченный рамой окна.

Тем не менее, я эту устаревшую модель сохраняю, принимаю правила игры в мировоззрение, проверяю, так ли уж устарел взгляд на мир человека 15 века. Однако внутри этого пространства классической картины я веду себя, как выше упомянутый постановщик Шекспира.

Что-то меняю, какие-то элементы убираю, какие-то добавляю. Может быть, это можно сравнить с работой поэта, использующего устаревшую форму сонета, или современного композитора сочиняющего прелюдии и фуги.

 

ЗАБРОШЕННЫЕ КЛЮЧИ

Если мы осознаем, как глубокую потерю невозможность адекватного чтения старых мастеров, то сам феномен потерянных ключей можно использовать, как художественный прием.

Можно сознательно ключи, раскрывающие содержание картины «забросить в траву», дать возможность зрителю самому активно участвовать в интерпретационном творчестве.

В нашем мире так мало свободы, что было бы хорошо, если бы оставалась открытой хотя бы возможность свободно понимать и толковать искусство.

 

Виктор Пивоваров «Меланхолия» 2015 (фрагмент)
Виктор Пивоваров «Меланхолия» 2015 (фрагмент)

 

1.МЕЛАНХОЛИЯ

Знаменитая гравюра Дюрера «Меланхолия» датирована 1514 годом. Спустя 14 лет в 1528 году Лукас Кранах Старший по мотивам этой гравюры пишет свою живописную версию «Меланхолии».

В Европейских музеях находится, по меньшей мере, четыре «Меланхолии» Кранаха. Все разные. Та, что вдохновила автора, в Музее в Кольмаре.

Кранах оставляет только некоторые аллегории и символы дюреровской гравюры. Его собственная гениальная находка – образ девушки строгающей прутик.

Это механическое, мы бы сказали «тупое», строгание прутика – сильнейшая эмоциональная метафора печали и опустошенности. Минуя утраченные нами аллегорические значения, она действует непосредственно и более чем понятна современному человеку.

Моих режиссерских вторжений в композицию несколько, но главное — обнажение фигуры. Раздевая своих героев, я снимаю вместе с их одеждами момент историчности, приближаю их нам. Обнаженное тело вне времени. Этот прием я использую и в других картинах серии.

 

Виктор Пивоваров «Мыслитель» 2015 (фрагмент)
Виктор Пивоваров «Мыслитель» 2015 (фрагмент)

 

2. МЫСЛИТЕЛЬ

Образцом для интерпретации стала в данном случае одна из четырех картин Джованни Беллини 1490 года, известных в истории искусства под общим неопределенным названием «Четыре аллегории».

Ключи для понимания настолько потеряны, что конкретно та картина, от которой я отталкивался, имеет двойное название — «Ложь (Мудрость)». Выбирай что хочешь.

В моем исполнении интригующая неясность остается и используется сознательно, как способ дополнительного драматического напряжения.

 

Виктор Пивоваров «Два зеркала» 2015 (фрагмент)
Виктор Пивоваров «Два зеркала» 2015 (фрагмент)

 

3. ДВА ЗЕРКАЛА

Картина, которая меня вдохновила, называется «Колдовство любви». Эта одна из самых прекрасных картин эпохи Возрождения находится в Музее изобразительных искусств в Лейпциге.

Если в случае с Беллини потеряны смыслы, то в случае «Колдовства любви» потерян автор. Автор неизвестен. Известно только, что это работа прирейнского мастера 1470-80 годов.

Помимо пространства картины, я сохраняю от оригинала только центральную фигуру, которую мне даже не пришлось раздевать. Остальное – аист, горностаи, атлетический горбун или карлик с зеркалом, мужская лежащая фигура, золотая драпировка – все привнесенное.

В картине два зеркала, одно, которое держит девушка — как мы видим сами себя, второе, которое держит атлетический карлик — как видят нас другие.

 

Виктор Пивоваров «След улитки» 2015 (фрагмент)
Виктор Пивоваров «След улитки» 2015 (фрагмент)

 

4. СЛЕД УЛИТКИ

«След улитки» написан по мотивам картины Брейгеля 1562-66 годов «Безумная Грета».

Подобно тому, как Кранах находит инспирацию у Дюрера, так Брейгель пишет свою «Безумную Грету» под очевидным влиянием фантасмагорий Босха.

Сюжет картины заимствован из народной нидерландской легенды о сумасшедшей старухе, отправившейся в Ад в поисках своей украденной сковородки.

В своей версии я очень свободно использую только главную мысль Брейгеля, образ обезумевшей женщины, символизирующей деструкцию и самоуничтожение, но сдвигаю при этом внимание на ничтожно малое, на ползущую в противоположном направлении улитку.

Приоткрываю собственный способ рефлексии: речь идет о двух временах в одном пространстве – времени самоубийственной катастрофы и времени улитки.

 

Виктор Пивоваров «Автопортрет в юности» 2015 (фрагмент)
Виктор Пивоваров «Автопортрет в юности» 2015 (фрагмент)

 

5. АВТОПОРТРЕТ В ЮНОСТИ

У Кранаха есть несколько портретов кардинала, политика и мецената Альбрехта Бранденбургского. Один из них 1526 года представляет Альбрехта в виде святого Иеронима. И тут не обошлось без влияния Дюрера, знаменитой его гравюры «Св. Иероним в келье».

В самом начале своего художественного пути я написал автопортрет в духе Дюрера и Кранаха, с мирно дремлющим львом, животными и птицами. Эта наивная и неумелая картина не сохранилась.

Сейчас я, на волне новой влюбленности в Кранаха, решил повторить этот опыт, вооруженный опытом многих лет живописной работы. Поэтому картина называется «Автопортрет в юности».

Сзади на стене можно увидеть изображение моей картины 2007 года «Красный круг».

Здесь уместно сказать несколько слов о живописи драпировок.

В картинах мастеров Готики и Возрождения всё до последней ничтожной детали имеет свое символическое значение. Разумеется, и цвета одежды, покрывал и занавесок.

Единственно, что не имеет никакой символической нагрузки, это складки тканей. А именно им, художники Северного Возрождения уделяли исключительное внимание.

Можно сказать, состязались друг с другом в искусстве живописи драпировок. Похоже, понимали это искусство, как чистую, несимволическую, музыку.

В своем автопортрете я попробовал присоединиться к их состязанию.

 

Виктор Пивоваров «Философская собака» 2015 (фрагмент)
Виктор Пивоваров «Философская собака» 2015 (фрагмент)

 

6.ФИЛОСОФСКАЯ СОБАКА

От исходного образца, картины Кранаха, изображающей младенца Христа и младенца Иоанна-крестителя, почти ничего не осталось. Только обрывающийся край земли, под которым копошится преисподняя.

Картина изображает двух философов: эпикурейца, наслаждающегося жизнью, и стоика его осуждающего. И собаку между ними, единственную, кто видит левитирующую миску.

Сократ считал собаку философским животным. На своем личном опыте я убедился в его правоте.

 

Лукас Кранах СТарший "Сводня" (фрагмент)
Лукас Кранах СТарший «Сводня» (фрагмент)

 

7. ЛЮБОВНОЕ СВИДАНИЕ

Подобно тому, как в программной симфонии отдельные части все вместе составляют единый концептуальный текст, так и цикл «Потерянные ключи» представляет собой единое драматическое целое.

Последние две картины есть кульминации этого целого. Если оставаться у сравнения с симфонией, то особенность цикла в том, что у него два финала.

Первый – картина «Любовное свидание». Написана она по мотивам многочисленных маленьких картин Кранаха, изображающих чаще всего старцев, соблазняемых своднями, девицами легкого поведения, или похотливыми старухами.

Все эти картины носят откровенно фривольно-сатирический характер.

Ничего такого в моей версии нет. Наоборот, моя любовная встреча экстатически возвышенна. И именно таким мне представляется первый финал цикла.

Оставляя на зрителе полную свободу интерпретаций, не могу не обратить его внимание на то, что единственный раз в целом цикле мой герой одет, причем одет в современную одежду.

А девушка одета наполовину, и одета «по-старинному». Таким образом, помимо всего прочего, можно прочесть эту картину, как любовную встречу прошлого с настоящим.

Такое прочтение соответствовало бы духу и содержанию всего цикла.

 

Питер Брейгель Старший "Страна лентяев"
Питер Брейгель Старший «Страна лентяев»

 

8. ПРИТЧА О ВЫЕДЕННОМ ЯЙЦЕ

Первоисточником является знаменитая картина Брейгеля 1567 года, которая в не совсем точном русском переводе звучит как «Страна лентяев».

Специалисты считают ее политической сатирой, но современный человек воспринимает ее скорее, как гимн блаженной лени. Совсем в духе эссе Малевича «Лень как действительная истина человечества».

В моей интерпретации нет ни сатирического аспекта, ни «блаженного». «Притча о выеденном языке» замыкает цикл «Потерянные ключи», возвращаясь к теме, назначенной в самом начале, к «Меланхолии».

Только момент опустошенности (выеденное яйцо) звучит тут как доминирующая тема. Так, в резком контрасте с предыдущим финалом, звучит финал второй.

В своем амбивалентном единстве они завершают весь цикл.

Check Also

Пушкинский музей и Эрмитаж анонсировали выставки Щукина и Морозова.

Пушкинский музей и Эрмитаж анонсировали выставки Щукина и Морозова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *