Главная / Интервью / Евгения Буравлёва. Портрет художника в городском пейзаже.

Евгения Буравлёва. Портрет художника в городском пейзаже.

В рубрике «Интервью» представляю вашему вниманию беседу с художником Евгенией Буравлёвой.

Художник Евгения Буравлева
Художник Евгения Буравлева

Напомню, что в сентябре – октябре 2012 года в Галерее Ковчег прошла большая персональная выставка Евгении Буравлёвой.

Евгения – добрый день!  Традиционный первый вопрос — как живопись вошла в Вашу жизнь? Какое первое, яркое впечатление от соприкосновения с этим прекрасным миром?

Я не помню такого особенного момента. Но могу сказать, что и сейчас на меня производят неизменно сильное впечатление некоторые вещи, которые я знала по репродукциям в книгах или фотографиям в интернете. Существует мнение, что можно понять живопись по фотографии. Я — сторонник того, что только когда видишь оригинал и имеешь возможность смотреть на него какое-то время, тогда только можно открыть для себя прекрасный мир живописного произведения. Каждый раз, когда видишь хорошую живопись, испытываешь сильные эмоции, как в первый раз, так как каждый раз можно открыть что-то новое во вроде бы уже знакомом предмете.

 

 

В Кирове замечательный музей! Великолепный Коровин разных периодов, братья Васнецовы, Нестеров, помню великолепный этюд Сурикова, другие замечательные полотна. Какую роль играет музей в художественной жизни города? Чем он был для Вас лично? Какие мастера врезались в сердце и влияют до сих пор на Ваше творчество?

Музей всегда был важным местом на художественной карте города, и благодаря своей коллекции, и временным выставкам. В последние годы там прошли крупные выставки известных российских художников, например Татьяны Назаренко, Бориса Мессерера, Ивана Лубенникова и Натальи Глебовой.

Но скорее для меня важным было то, что и в гуманитарно-художественном лицее, и в художественном училище у нас преподавали педагоги, которые сами были работающими, и очень активно, художниками. Мы ходили в мастерские и к ним, и к другим художникам, смотрели их работы на выставках, наши педагоги работали рядом с нами в мастерской и на многочисленных летних практиках. Вот это наблюдение процесса было не менее важным, так как доказывало, что живопись не только предмет изучения для искусствоведов, но живой и постоянно меняющийся способ познания и отражения окружающего мира.

В гуманитарно-художественном лицее, который был основан в 1991 году на базе Кировского художественного училища его директором Александром Плотниковым, у нас была замечательный педагог по живописи и композиции Лидия Старкова. Она учила нас тому (по разработанной ею программе), что композиция — это математическая основа любого, в том числе и живописного произведения. С того времени мне запомнились, например, работы Бориса Маркевича и Игоря Обросова. Позже в училище, когда одной из задач нашего учебного процесса стала работа с натуры, в том числе и на летней практике, самыми последовательными учителями стали Левитан, Шишкин, Коровин, Васильев, Куинджи и наш педагог Александр Веприков, легко и непринужденно, с шутками, писавший этюды рядом с нами. В институте, кроме нашего профессора Павла Никонова, влияние оказывали все художники, чьи альбомы оказывались в руках, и чьи выставки посещались. Не было плохих и хороших художников, а были те, у кого можно было учиться.

Учеба у Павла Никонова в Суриковском. Что дало это Вам, каков он, Павел Никонов для Вас как художник, педагог, личность, его стиль и влияние его на Ваш?

Павел Никонов и как личность, и как педагог оказал очень большое влияние на меня и мое творчество. Я знаю его уже 10 лет. И все эти годы он не прекращал и сейчас продолжает активно помогать молодым художникам, в том числе и тем, кто не является его учениками.

Он всегда с интересом смотрел работы, которые приносили или привозили ему показывать молодые художники, так и я получила от него советы, которые позволили мне продолжить заниматься живописью в трудное время после окончания училища. Никонов был инициатором привлечения молодых художников в выставочную жизнь МСХ, и мы все, кто активно работал в институте и после него, получили возможность участвовать в больших выставках, что не могло не сказываться на нашем отношении к даже на первый взгляд рядовому заданию по композиции в институте. Он никогда не работал при нас, считая процесс работы над картиной очень личным, но его большие персональные выставки в Москве (2005) и в Санкт-Петербурге (2008) лучше любых слов и примеров показывали нам, что такое живая и постоянная работа художника в мастерской. Никонов часто говорит, что он не может дать руководства, как нужно писать, но может поделиться опытом, по его мнению, часто спорным и неоднозначным, тех трудностей, с которыми сталкивается художник.

Никонов помогает молодым художникам получать мастерские, считая, не без оснований, это важным условием продолжения работы после института. Так что кроме того, что его взгляды на искусство очень близки мне, важным моментом является и то, что в сложные моменты, которые бывают на пути любого художника, Павел Никонов всегда находит возможность помочь.

Как Вы сами охарактеризуете свою художественную манеру? Какие художественные задачи являются для Вас главными при работе над картиной? Как удается найти ускользающий момент, когда реальность вот вот превратится в абстракцию в процессе минимизации художественных средств?

Я думаю, что художественные задачи, которые являются для меня главными, такие же, что стояли перед художниками во все времена. Увидеть что-то и изобразить это. Для меня принципиально важно работать маслом на холсте. Принципиально важно организовать композицию холста с помощью цвета. Эмоциональная окраска всегда присутствует, работа с «холодным расчетом» не для меня. В работе всегда важны характерные особенности того, что изображаю, например рисунок архитектуры, фигуры людей, надписи, ландшафт местности, атмосферные явления. Стараюсь с помощью точных деталей удержать ускользающую реальность.

Учеба в Германии. Расскажите, что это за проект, что это дало, как Вам уровень художественного преподавания в Европе?

Это была стажировка в Университете искусств в Берлине. Это был интересный опыт погружения, первый в моей жизни, в совершенно другую среду. Абсолютная свобода жизни студентов в Университете (отсутствие занятий, возможность работать в мастерских института в любое время, отсутствие оценок и какого-либо контроля за уровнем знаний или умений, отсутствие доминирующего положения преподавателя) сочеталась с тем, что люди, которые там занимались, не только художники, но и музыканты, осознавали свою ответственность перед собой за то время, которые они проведут в Университете. И, конечно, абсолютное равноправие любого медиа, лишь бы это максимально отвечало идее, которую заявляет художник. Основная проблема была в идее, поскольку для немцев очень важен социальный или политический контекст.

Эта стажировка дала старт теме архитектурного пейзажа, которым я занимаюсь уже 5 лет. Именно немецкие впечатления легли в основу моей первой городской серии. И конечно, отношение немцев к музейной культуре, неизгладимое впечатление произвела Gemaldegalerie в Берлине огромной прекрасной коллекцией и высоким уровнем экспонирования произведений.

Вот Вы оказываетесь в новом для себя городе. Как идет процесс созревания картин? Вы просто гуляете, набираетесь впечатлений или целенаправленно совершаете поездки в заранее выбранные места? Выбор сюжетов – спонтанен, по мере накопления впечатлений, когда накопиться эмоциональный образ города? Делаете фотографии или идет работа на натуре, делаете наброски и этюды?

Я стараюсь больше ходить пешком, конечно, начинаю с туристических мест, посещение которых кстати не кажется мне чем-то банальным. Чаще это происходит по схеме: музей и прилегающий район. Для меня необходимо побывать несколько раз в запомнившемся месте. Для работы делаю фотографии, если есть возможность рисовать, как в Берлине или сейчас в Париже, — это прекрасно, фотоаппарат очень искажает пропорции, приходится полагаться на память. Процесс работы над картиной, начиная с выбора сюжета, происходит уже в мастерской. Для меня необходима дистанция от изображаемого предмета, чтобы избавиться от случайных деталей.

Ставится ли задача создать психологический портрет города? Есть ли свой созданный образ, например, Лондона или Берлина, который можно передать рядом прилагательных?

Лондон получился таким светлым, по сравнению с очень темными Берлином и Дрезденом – это четко выраженное на холстах настроение, охватываемое в каждом из городов?

Совершенно верно по поводу настроения. Для меня много значит контекст изображаемого города. Например, в Берлине меня не оставляли мысли о Второй мировой войне, как и сами немцы не забывают об этом и бережно хранят эти воспоминания о тех потерях, которые понесли и победители, и побежденные. Поэтому в немецких работах хотелось сохранить ощущение этого трагичного переживания когда-то разрушенных городов и погибших здесь. Важным оказалась именно архитектура, поэтому пейзажи безлюдны. В Лондоне же ощущение постоянно движущейся жизни и человеческой, и природной, заставило подчиниться этим стихийным потокам и попробовать понять, что такое человек в городе.

Расскажите об опытах с мозаиками – это единичный эксперимент или это еще небольшая часть будущего цикла?

Мы начали работать с мозаикой еще в институте. Сейчас у нас небольшая бригада, мы делаем церковные мозаики. Иногда во время работы над проектом есть возможность поэкспериментировать с материалом. Я делала портреты своих близких и случайных людей, интересно было наблюдать, как абстрактные элементы создают вполне узнаваемый образ.

Какие планы на будущее? Образ какого города Вы нам подарите? А может это будет совершенно новое – например, горы?

Планы — продолжать работать!

Я уже понял, что художники народ суеверный, поэтому тогда просто пожелаю держать такой же высокий уровень требований к себе, ярких впечатлений и творческих свершений!

 

И с нетерпением буду ждать новых выставок, например, портрет славного города N…

Кирилл Зимогорский

 

Check Also

По краям.

По краям.

С 13.09 до 14.10.2018 на ВДНХ – Павильон №64 «Оптика».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *